ГоловнаБлогиБлог Натальи Емченко

Любая игра начинается с правил

Это так, и для этого не нужно знать теорию игр. Даже бои без правил начинаются с правил. Если попробовать визуализировать этот тезис через призму бизнеса, то вот такой пример: в США, образцовом капиталистическом обществе с высокими социальными стандартами, предпринимательство по сути – неотъемлемое право любого гражданина. А во вроде бы как капиталистической Украине с не очень высокими социальными стандартами - это лицензируемый вид деятельности. Я абсолютно уверена в том, что вот этот «недокапитализм» и низкие социальные стандарты в Украине – результат невнятных правил, в том числе – в отношении бизнеса, в отношении предпринимательства.

Фото: infokanal55.ru

Правила фиксируются законами и подзаконными актами. Но законы и подзаконные акты – это документы, которые отражают суть социального контракта (его еще называют общественным договором), работающего в обществе. Именно этим контрактом по сути определяются основные функции, основные права и обязанности людей (общества), власти (государства) и бизнеса (от крупного капитала до предпринимателей). В Украине на данный момент, по моему глубокому убеждению, действующего социального контракта (общественного договора) нет. Ни капиталистического, ни социалистического. Есть формальный договор, который не выполняется. И есть неформальный, «кривой», договор, который лежит в основе того экономического пике, в котором сейчас находится Украина.

У нас есть государство, которое по идее должно отвечать за социальную сферу, за безопасность, за законность и правосудие. И у нас есть частный бизнес, который должен по идее выполнять свои базовые функции. Знает ли общество, какими должны быть базовые функции бизнеса в Украине? Не уверена.

Базовые функции бизнеса – создавать рабочие места, платить зарплаты, платить налоги, инвестировать в модернизацию, генерировать долгосрочный доход для его владельца, его работников и всей страны. К базовым функциям относятся производство товаров и услуг, создание рабочих мест и выплата заработных плат, инвестирование в развитие производства и создание для него благоприятных условий (включая инвестиции в условия и безопасность труда, охрану окружающей среды, обучение персонала и т.д.), выплата налогов в бюджеты всех уровней.

Я уверена, именно эти функции должен выполнять бизнес. При этом выполнение именно этих функций должно контролировать государство, да и общество.

Есть и вспомогательные функции. Вспомогательные функции бизнеса перераспределяют доход бизнеса в пользу власти и общества через квази-инструменты с целью приобретения и поддержания их лояльности. К ним в общем виде можно отнести финансирование политической деятельности и поддержку власти - от цивилизованного лоббизма до откровенной коррупции. А также финансирование дополнительных социальных благ - от добровольной благотворительности до «спущенных сверху» социальных проектов и инициатив.

В Украине, как по мне, с момента обретения независимости формально существовал общественный договор, свойственный рыночной экономике. Да и по сей день существует. А на деле - действует неформальный общественный договор, который категорически далек от рыночного. Контракт, предполагающий, что бизнес может не выполнять свои базовые функции в обмен на выполнение вспомогательных. То есть может не производить, не инвестировать, не платить налоги в обмен на поддержку власти и периодическую благотворительность. Этот контракт - жестко вертикальный по линейке «власть – бизнес - общество» и предполагал, что власть может в одностороннем порядке изменить свои обязательства перед бизнесом, а бизнес по согласованию с властью - перед обществом. В проигрыше при этом контракте оказывались общество и производительный бизнес, ориентирующийся на увеличение долгосрочной стоимости. А выигрывали власть и распределительный бизнес, стремящиеся получить быстрый доход «здесь и сейчас», неважно – от частных или государственных предприятий. Этот социальный контракт разрушал доверие между бизнесом, властью и обществом и стимулировал коррупцию власти, налоговый нигилизм граждан, корпоративные войны и рейдерские конфликты.

Но все-таки самым главным «результатом» действия этого «кривого» общественного договора стало практически полное отсутствие экономического роста, приводящего к росту общественного благосостояния. Если в 1992 году по показателю ВВП на душу населения Украина была на уровне России и Казахстана и превосходила Польшу, Венгрию, Белоруссию и Азербайджан, то сегодня мы уже в 2-3 раза отставали от каждой из этих стран. И дело здесь вовсе не в разной обеспеченности ресурсами или в разной финансовой или макроэкономической политике. А в том, что энергия бизнеса сегодня уходит на что угодно, только не на выполнение базовых функций – поскольку выполнение базовых функций не дает бизнесу доступ к формально заявленному социальному договору.

Без обновления общественного договора, без публичного разговора о том, какие функции в Украине должны быть у государства, какие – у бизнеса, а какие – у общества, ничего не начнет меняться в лучшую сторону. Разговор о правилах, о новом общественном договоре сегодня актуален как никогда раньше. Во-первых, работая в бизнесе, я очень хорошо понимаю, что отсутствие правил много хуже любых, даже самых «кривых» и неустойчивых правил. Во-вторых, без правил точно не получится восстановить утраченное доверие между бизнесом, властью и обществом, без которого у Украины очень мало шансов реально пойти по европейскому пути развития экономики. Наконец, в-третьих, сейчас страна, как никогда, нуждается в созидательной помощи бизнеса - росте производства, рабочих местах, налогах, инвестициях. И потому, что продолжается война. И потому, что кризис. И потому, что надо проводить реформы и, желательно, не только за счет людей.

А еще нужно понимать, что свято место пусто не бывает. Отсутствие правил неминуемо приводит к созданию системы кулуарных договоренностей, многочисленных исключений, подковерных интриг, которые со временем оформляется в новый неформальный социальный контракт, ничем не лучше старого. Об этом говорит украинский опыт и многочисленный опыт других стран.

А еще опыт других стран говорит, что при всем многообразии условий действующих контрактов, принципиально выбирать придется из всего четырех вариантов. Исходя из того, что контракт может быть вертикальным с доминирующей ролью власти или горизонтальным, заключенным в результате равноправного соглашения власти, бизнеса и общества. Контракт может стимулировать распределительное поведение бизнеса и получение сиюминутных выгод всеми участниками или ориентироваться на производительное поведение бизнеса и формирование долгосрочной стоимости.

Первый из четырех возможных вариантов, вертикальный контракт с опорой на распределительный бизнес, мы уже проходили, знаем его результаты и вряд ли хотим их повторить. Его особенностями являются политическая диктатура и неуважение к правам собственности. Помимо Украины, этот контракт реализовывался и реализуется в России, в ряде африканских стран, а также в государствах Средней Азии. Второй вариант, горизонтальный контракт с опорой на распределительный бизнес, реализовывался в некоторых государствах Латинской Америки, мы его помним по 90-м годам, отдельные его элементы начинают проявляться сейчас. Он перезапускает перераспределительные процессы в стране, приводит к разрушению инвестиционного климата, еще большей коррупции и увеличению непроизводительных издержек.

Следующие два варианта, на мой взгляд, намного привлекательнее. Третий тип контракта, вертикального с опорой на производительный бизнес, был успешно реализован в Японии, Сингапуре, сейчас реализуется в Китае, Малайзии, Белоруссии, некоторых арабских странах. Его несомненным плюсом является стимулирование инвестиций и экономического роста. А наиболее слабым местом – высокая цена ошибки при недостаточном профессионализме и ответственности власти. Наконец, четвертый вариант, горизонтальный контракт с опорой на производительный бизнес, реализуется в странах с сильным гражданским обществом и защищенными правами собственности – в большинстве европейских стран, в США, в Канаде. Этот контракт не только стимулирует экономический рост и рост благосостояния граждан, но и значительно снижает вероятность принятия неправильных решений.

Какой из этих вариантов выбрать? Я, однозначно, за четвертый. Несмотря на то, что он едва ли не самый сложный в реализации. И, особенно на начальном этапе, потребует непростого и открытого разговора о целях, роли бизнеса, власти и общества, взаимных правах и обязательствах, инструментах отчетности и контроля. Каковы будут практические условия нового контракта? На какие компромиссы и ограничения придется пойти его участникам? Не знаю. Это выяснится только в результате диалога. Очень хочется только быстрее сделать выбор и приступить к формированию правил.

Наталья Емченко Наталья Емченко , Директор по связям с общественностью и коммуникациям СКМ
Читайте новости LB.ua в социальной сети Facebook