ГоловнаБлогиБлог Любови Морозовой

Путёвка на большую сцену

С 26 по 28 мая 2018 года в Одессе в рамках IV фестиваля «Odessa Classics» пройдёт конкурс молодых украинских пианистов имени Серафимы Могилевской. Срок приёма заявок на него истекает 30 марта, и о том, почему за два оставшихся до этой даты дня всё-таки стоит успеть на него податься, мы поговорили с почётным президентом конкурса, пианистом Алексеем Ботвиновым.

Фото: Макс Требухов

В этом году фестиваль «Odessa Classics» расширится до 10 дней, что для его небольшой команды – серьёзный вызов. Тем не менее, вы заявили ещё и о появлении в его структуре детского фортепианного конкурса имени Серафимы Могилевской. Как родилась идея его проведения?

Честно говоря, мне уже давно совершенного разные люди предлагали организовать конкурс, но я как-то не проявлял большого энтузиазма, так как конкурсов много, даже чересчур много. Но как-то однажды подумал о том, а чего хотелось в детстве, когда я только начинал играть. И вот тогда я понял, что для ребёнка прекрасный стимул – это выступление перед максимально большой аудиторией. Вот мы ожидаем, что Open Air на Потёмкинской лестнице соберётся 10-15 тысяч слушателей. Если бы мне в детстве выпала возможность сыграть перед таким количеством людей, я был бы просто в восторге. Готовил бы программу, чтобы выиграть. В других конкурсах за победу дают призы, у нас будет вот такое выступление – не припомню, чтобы где-то предлагали подобное.

Логистически, естественно, фестиваль и конкурс непросто объединить, но чтобы предоставить возможность победителю выступить на сцене под открытым небом в рамках фестиваля, конкурс должен стоять близко к программе. 10-минутное выступление между Берлинским камерным оркестром и знаменитыми солистами – по-моему, это круто. В общем, стартуем конкурсом за несколько дней до начала фестиваля, а затем плавно перетекаем в основную программу.

Помимо того, что выигрыш в конкурсе – это прекрасная возможность выступить перед такой широкой публикой, чем ещё привлекательно это состязание, какие у него «фишки»?

Очень свободный выбор программы. Первый тур – вообще любые пьесы, во втором минимальные требования. Всё очень либерально, что редко бывает на классических конкурсах. Например, в первом туре обычно ставят этюды – тест на виртуозность. А я подумал, что пускай дети играют хоть медленную музыку – это будет здорово.

Моя гарантия, что жюри будет абсолютно объективным. У него международный состав членов, которым полностью доверяю. Это люди, которые не будут выносить строгий вердикт на основании сделанных пианистом ошибок, а посмотрят на потенциал. Если человек где-то взял не ту ноту, но при этом он – артист, приоритет будет отдан именно ему.

Я в Одессе замечала такой странный момент, что очень часто преподаватели не хотят выставлять детей на международный конкурс по той причине, что их может заметить какой-то хороший педагог из-за рубежа и забрать с собой ребенка. Существует такое оберегание своих талантов, чтобы они никуда не делись из страны. Насколько эти опасения оправданы?

С одной стороны педагогов можно понять, но с другой стороны при этом не учитываются интересы ребёнка. Это как минимум нечестно. У нас конкурс для пианистов от 11 до 15 лет, поэтому, надеюсь, вопрос не стоит так остро. Этот возрастной сегмент предпочли потому, что более маленьким будет сложно выступать перед большой аудиторией. Одновременно не хотели поднимать верхнюю возрастную планку – конкурс детский, а не студенческий. Что делать с решением педагогов «не пущать» - мы не знаем.

Но сейчас же если говорить о европейских тенденциях, то совершенно нормальным является протекание ученика из одной страны в другую, и это не значит, что он там уже закрепился и осел. Сильные пианисты, выучившиеся за рубежом – это ведь инвестиции и в Украину.

Безусловно. Посмотрите биографии современных музыкантов. Как правило, у каждого по нескольку педагогов. В этом нет ничего плохого, это не значит, что каждый последующий в списке лучше, чем предыдущий. Обучение проходит разные ступени, оттачиваются разные грани. А когда педагог как наседка не хочет никуда отпускать, он ограничивает ученика, и результат будет ухудшаться. Естественным образом человек не так разовьётся. Нашим людям уже можно куда угодно выезжать, и учиться за рубежом – это, по большому счёту, уже не проблема. Чем больше кровеносного сообщения с Европой будет, тем лучше для нашей страны, для педагогов, для детей, вообще для всего.

Конкурс вы посвятили памяти Серафимы Могилевской. Кем была эта женщина?

Серафима Леонидовныа Могилевская – мой первый педагог, выдающийся музыкант, ученица Нейгауза. Серафима Леонидовна знала прекрасно Гилельса, Рихтера, дружила с ними всю жизнь, была интереснейшим человеком, не зацикленным только на вопросе фортепиано, интересновалась разными видами искусства, и это подход в то время был уникальным. Сейчас это уже становится более общепринятым, а тогда то, что музыкант должен разбираться в разных видах искусства, было в новинку. В 70-е годы она в Одессе единственная говорила о том, что музыка должна изучаться в контексте других искусств. Её сын Евгений Могилевский в 1964 году получил первую премию на конкурсе королевы Елизаветы. Ехал от Нейгауза, но фактически с ним занималась мать.

Могилевская сразу послу Перестройки уехала в Германию и выпала из украинского контекста. Я хочу вернуть это имя украинской культуре. Кстати, один из членов жюри – её внук, Александр Могилевский, известный пианист, которого очень поддерживает Марта Аргерих. Он преподаёт в Брюсселе, концертирует в разных странах мира, очень тонкий музыкант – в настоящем смысле этого слова.

Кто ещё войдёт в состав жюри?

Артур Яронь, я его знаю давно, и в начале 90-х это был один из первых поляков, активно сотрудничавших с Одессой и помогавший развиваться её музыкантам. Он концертирующий пианист и директор огромной музыкальной школы – в ней больше тысячи учеников. Ещё он организует большой польский фестиваль, куда приезжали Найджел Кеннеди, Полина Осетинская, Дмитрий Башкиров. Я очень рад, что он приедет, так как его присутствие открывает совершенно конкретные возможности для развития наших детей.

Из украинцев будут хорошо известные пианисты Юрий Кот (Киев) и Йожеф Эрминь (Львов), председатель жюри – Анатолий Александрович Кардашев, мой педагог, человек кристальной репутации. Он – гарантия того, что всё будет происходить честно. Также в жюри – Евгений Лысюк, директор одесской специализированной музыкальной школы имени Столярского, и в стенах этого прекрасного заведения будет проходить наше состязание. Я сам – почётный президент, но не вхожу в состав жюри, чтобы было ясно, что у меня нет кандидата на гран-при.

Из того что вы рассказали, я вижу, чем новый конкурс полезен участникам. Но не до конца для понимаю, для чего он нужен вам. Вы хотите осуществить некое зондирования почвы?

Знаете, родители юных пианистов часто спрашивают моего совета – как пробиться. В последнее время у меня не было на него ответа, так как единственный способ – конкурсы – себя очень скомпрометировали. Поэтому надо было сделать свой, максимально честный. А про зондирование почвы – это вы хорошо сказали, конкурс важно проводить, анализируя, что именно можно сделать для будущий поколений. Возможно, кому-то он даст путёвку на большую сцену.

Подробности о конкурсе – на сайте фестиваля.

Любовь Морозова Любовь Морозова , Музыкальный критик, журналист
Читайте головні новини LB.ua в соціальних мережах Facebook і Twitter