ГоловнаБлогиБлог Дарьи Касьяновой

Нужные дети

Один из ударов войны в Украине – обесценивание проблем, которые ранее волновали общество. Одна из них – сиротство. Эта тема не утратила значимости и сегодня, но на фоне ужасов, которые приходится переживать многим украинцам, она все время уходит даже не на второй, а на более дальний план.

Фото: Предоставлено Дарьей Касьяновой

Что с этим делать? Прежде всего, напоминать стране, что дети по-прежнему должны обретать любящие их семьи, а семьи – мечтающих о них детей. И, конечно, менять то, что можно изменить в этой сфере. Именно поэтому Фонд Рината Ахметова и принял решение активизировать работу проекта «Сиротству нет». Этот проект не был заморожен даже во время войны, но сейчас – самое время вернуться к нему уже в более активной фазе. То, что происходит с детьми, не должно уходить на вторые роли. И это касается не только детей Донбасса, но и детей всей Украины.

Три уровня

Сегодня проблемы сирот и детей, лишенных родительской опеки, можно расценить как «трехуровневые».

1. Первый уровень – национальный: все, что касается детей и «семьи», продолжает оставаться в государстве не в приоритете.

2. Второй уровень – областной, и на этом уровне есть попытки что-то делать, но нет стратегии. Кто что может, то и делает, часто в разрез с существующим законодательством. Образование, семейное устройство, здравоохранение мало кого беспокоят, и организация этих сфер оставляет желать лучшего.

3. Третий уровень – локальный. Это места, где живут эти дети, где живут семьи, нуждающиеся в помощи, где сейчас по-настоящему плохо.

Все эти уровни требуют внимания. И проблему придется решать комплексно, начиная с того, что кажется таким «мелким», - а именно со статуса детей.

Сегодня на нашем портале становится все меньше детей, которые подлежат усыновлению. Раньше у нас было 12 тыс. детей на портале, потом 10 тыс., а сегодня около 9 тыс. Казалось бы, отличная новость! Но, увы. Сокращение базы не означает, что это происходит благодаря массовому усыновлению. На самом деле в детских домах не становится меньше воспитанников. Становится меньше «статусных» детей – то есть тех, кто не имеет статуса ребенка-сироты или лишенного родительской опеки. И получается, что в интернатах оказываются дети, которые не разорвали отношения с биологическими родителями: они у них по-прежнему формально есть, хотя в течение длительного срока они даже не интересовались их судьбой. И вот месяцами, а порой и годами у таких детей не появляется статуса, который мог бы подарить им шанс на обретение нормальной, заботливой, любящей семьи.

Идти ко дну

По закону ребенок получает соответствующий статус, если в течение 6 месяцев нахождения в интернате родители не навещают ребенка. Но, увы, так не происходит. Социальные службы перегружены, они просто не успевают следить за этой сферой. И в итоге детские дома, приюты, центры социально-психологической реабилитации детей переполнены, и воспитанники находятся там полный срок: то есть если центр рассчитан на 9-месячное пребывание, то ребенок там 9 месяцев и остается. Без шанса на встречу с семьей, которая была бы готова его принять.

Опять-таки по законам, пока ребенок находится в центре реабилитации, должна идти работа с его биологической семьей. Должна оказываться помощь семье, ее должны обучать и всячески способствовать налаживанию в ней нормальной жизни, но на деле не происходит и этого.

Такое непонимание проблем неблагополучных сетей + невнимание к детям + война + жуткая экономическая ситуация образуют в сумме страшный результат. Неблагополучные семьи фактически бросают себя на самое дно. И в этой ситуации дети зависают «между небом и землей» - они вроде бы и определяются в интернаты, но находятся там «на птичьих правах», и при этом имеют семьи, но не могут жить в них полноценной жизнью. И эта неопределенность длится годами.

Семья – лучший вариант

Больнее всего то, что общественным организациям крайне трудно на это влиять. Только государство должно принимать участие в судьбе таких детей, и его задача – контролировать все пути попадания детей в интернаты. Таких путей всего три.

1. Первый – самый редкий случай (не более 10%), когда родители гибнут, и ребенок остается один. Он редкий потому, что даже несмотря на военные действия, родственники таких детей преимущественно забирают сирот к себе, и они не попадают в детские дома.

2. Второй случай – более распространенный, когда ребенок попадает в интернат из неблагополучной семьи, откуда его забирают социальные службы.

3. Третий – самый распространенный, когда многодетная или бедная семья узнает, что в интернате «все прекрасно», и мама сама пишет заявление с просьбой взять ребенка в интернатное учреждение.

Все эти случаи (и особенно третий) можно и нужно контролировать, но государство этого не делает. Ранее в Украине было 12 тыс. социальных работников, и этим занимались они. Тогда службы по делам детей хорошо работали, активно трудились центры социальных служб для семьи и детей, отслеживался каждый случай отправки ребенка в интернат… Сейчас этого нет, ведь соцработников в Украине после сокращения осталось мало, а работы становится только больше.

В такой ситуации общественные организации просто не могут больше не проявлять активности. Если есть хотя бы малейший шанс избежать попадания ребенка в интернат, его нужно использовать. Семья спивается? С ней нужно работать еще на ранних стадиях неблагополучия. Маме рассказывают, как хорошо ребенку будет в интернате? С ней опять-таки нужно работать и обсуждать возможности все же оставить его в семье. Изъятие ребенка из семьи – это вариант, который практически никогда не будет считаться лучшим.

Наставники

Что можем сделать? Прежде всего, постоянно и громко напоминать государству, что обеспечение защиты прав ребенка – это его прямая обязанность. Но есть и другие возможности.

Фонд Рината Ахметова намерен работать и в другой сфере – сфере наставничества. Она нацелена на детей старшего возраста, остающихся в интернатах и имеющих минимум шансов устроиться в семью. С каждым годом их становится все больше, и уже часто такие дети даже и не хотят усыновления. Может быть, у них был плохой опыт знакомства с приемными родителями, а может быть, в самих интернатах им рассказали о семьях такое, что ребенок не хочет туда идти. Причины не важны, важно помочь им настроиться на самостоятельную взрослую жизнь, и мы можем это сделать.

Фонд запускает пилотный проект, который будет реализован в ряде учреждений Донецкой области и рассчитан на воспитанников интернатов в возрасте 12-17 лет. Мы надеемся помочь каждому конкретному ребенку приобрести различные практические навыки, улучшить положение дел в учебе, подготовиться к поступлению в учебное заведение, выбрать профессию, а главное найти значимого взрослого, которому можно доверять.

К этому вопросу мы подходим очень серьезно. Наша цель - подготовить команду, обучить ее, чтобы она смогла изучать потребности ребенка и предложить ему необходимое. Мы хотим стать для таких детей взрослыми друзьями, и именно поэтому Фонд будет очень осторожно подходить к отбору наставников. Наша задача – не просто показать, что подростки, находящиеся в интернате, - это «нужные дети». Мы хотим также, чтобы сами наставники понимали собственную мотивацию и могли помочь подростку найти себя.

Уже ни для кого не секрет: усыновление – это лишь работа со следствием проблемы. Причины же кроются в родных семьях. И мы хотим, чтобы государство, наконец, поняло, что это – его приоритет и его забота. Украине нужна понятная долгосрочная национальная стратегия, четкие критерии, которые помогут создать команду профессионалов, знающих, что делать в этой сфере.

Если этого не сделать, наши детские дома через некоторое время будут забиты детьми так же, как в голодные 90-е. Такие дети не останутся без крыши над головой, они будут накормлены и одеты, но они никогда не почувствуют главного: они – очень нужные дети. И в Украине уже есть мама и папа, которые ждут домой именно их.

Дарья Касьянова Дарья Касьянова , Руководитель программ и проектов Гуманитарного штаба Рината Ахметова
Читайте головні новини LB.ua в соціальних мережах Facebook і Twitter