ГоловнаБлогиБлог Дарьи Касьяновой

Опека под вопросом

Война беспощадна. Она врывается в наши дома, не выбирая ни времени, ни повода. Ей все равно, кто пострадает или погибнет – старик или ребенок. Всего год назад детьми войны были наши старики. Сегодня ими стали наши мальчики и девочки.

Фото: Предоставлено автором

Кто бы мог подумать, что термин «дети войны» мы будем применять не только к пожилым людям, которые родились в годы Великой Отечественной войны, а и к обыкновенной детворе, которая еще вчера жила в Славянске, Краматорске, Горловке и других больших и маленьких городах Донецкой и Луганской областей... Но гораздо страшнее становится, когда речь идет о детях-сиротах. И не только тех, кто жил в детских домах, эвакуированных из зоны боевых действий, но и тех, кто осиротел в результате военных действий. А у кого-то иногда прямо на глазах погибли родные и близкие.

Сейчас дети становятся сиротами чуть ли не каждый день. Их устраивают на время в интернаты, пока воюют их родители. Врачи говорят, что в роддомах Донецкой и Луганской областей стало больше отказничков – молодые мамы боятся в войну остаться с ребенком на руках. Их оставляют в домах ребенка, потому что семья находится за гранью бедности. Малыши остаются без документов в оккупированных городах, и это становится неразрешимой проблемой для возможного оформления опеки над ними для ближайших родственников. Детей просто не существует в украинских базах данных, и эту информацию никто никому не передает. И нужно честно признать, что это не единичные случаи, а массовое явление в условиях войны на Донбассе.

Чтобы было яснее, приведу типичный пример. Самый распространенный случай сегодня, когда ребенок внезапно остается без родителей, а бабушка планирует оформить опеку. И ребенок, и бабушка живут на оккупированной территории, бабушка сама не имеет средств к существованию - не получает пенсию или потеряла работу. Но по действующим правилам, для оформления опеки она обязана предоставить документ, подтверждающий ее доходы за последние полгода. Фактически никакого легального документа она взять не может, а службы по делам детей, со своей стороны, не могут проигнорировать отсутствие этого документа.

На Горячую линию Гуманитарного Штаба Рината Ахметова практически каждый день поступают звонки с оккупированных территорий с просьбой проконсультировать по вопросам опеки. Пока была возможность пересекать линию сопротивления без пропусков, мы советовали выезжать с детьми на украинскую территорию для оформления документов. После введения пропускной системы все усложнилось. Появилось много проблем.

И даже если человек выезжает на украинскую территорию, то ему необходимо собрать огромное количество документов: получить статус переселенца, оформить акт осмотра жилищных условий, для чего нужно опять вернуться с комиссией на территорию, неподконтрольную Украине, либо долгосрочно поселиться на территории, подконтрольной украинской власти и показать договор аренды.

Какие нужны документы для оформления опеки? Свидетельство о рождении ребенка, свидетельство о смерти родителей, справка о доходах опекуна за последние полгода и наличие жилплощади для совместного проживания. Эти документы подаются в службу по делам детей для оформления опеки, которая, в свою очередь, кроме правовых взаимоотношений регулирует еще и материальную выплату на содержание этого ребенка. Это самый короткий путь устройства ребенка в семью, до войны этот процесс занимал всего 2-3 недели.

Если же родственников нет, то ребенок сразу попадает в интернат или приют. Если есть дальние родственники, то ребенок зависает на неопределенное время между интернатом и моментом, пока родня документально не докажет сам факт родственных отношений. Сейчас мы сталкиваемся с тем, что на оккупированных территориях в приютах есть дети, у которых живые родители. Таких детей отдали в приют, потому что в семье их нечем кормить. Детскому дому сейчас легче собрать гуманитарную помощь, чем обычной семье. Все понимают, что в первую очередь будут финансироваться социальные объекты – детские дома, больницы и т.д.

Стоит заметить, что сам Штаб Ахметова не занимается оформлением опеки. Мы консультируем и оказываем юридическое сопровождение, подсказываем куда обратиться, координируем связь со службами по вопросам усыновления, с Министерством социальной политики. Наша практика показывает, что если человеку удалось выехать на украинскую территорию, то возможность оформить временную опеку всегда находится.

Но часто бывает и так. Например, мальчик с поселка Октябрьский города Донецка остался один с бабушкой, родители погибли. Он травмирован, прошел лечение в больнице, но физической и материальной возможности выехать на украинскую территорию у них с бабушкой нет. А значит, нет и юридически правильно оформленной опеки над ним.

Другой случай по Макеевке. Мальчику 8 лет, мама погибла, папы давно нет, и он остался один с бабушкой, которая не может выехать на украинскую территорию, потому что у нее лежачий муж – инвалид. Ему нужен постоянный уход и присмотр.

Еще пример. Даша, 9 лет. Бабушка отправила ее к своим знакомым в Широкино, но когда начались обстрелы, погибла женщина, у которой жила девочка. Дашу нашли военные и привезли в Мариуполь. Никто не стал разбираться, что произошло. Девочку сразу отправили в детский дом, где она до сих пор и находится.

Мы не знаем, сколько сегодня таких детей без документов. Тут проблема даже не в том, что они могут оказаться в детском доме. Чем дольше у ребенка определяется статус сироты, тем меньше у ребенка социальных гарантий, которые предусмотрены Конституцией Украины. В дальнейшем ребенок будет лишен многих льгот, которые ему гарантированы по закону.

Таким историям нет числа. Только на телефон Горячей линии Гуманитарного штаба за последние полгода поступило более 40 звонков с подобными случаями. И это лишь верхушка айсберга! Позиция государства такова: «Вывозите детей, а мы тут поможем». Но ведь понятно, что вывозя, мы тоже подвергаем опасности тех же бабушек с внуками, потому что в пути может произойти все, что угодно. Почему бы не упростить процедуру опеки и усыновления, чтобы не вырывать этих детей из нормального семейного окружения? Хотя о чем я… У государства на сегодняшний момент даже нет информации, какое количество детей за время АТО лишились родителей. Нам говорят, что есть данные только по отдельным украинским регионам. Что это за подход?

Трудности с оформлением опеки - это лишь одна из немногих граней серьезнейшей проблемы. Мы столкнемся с тем, что часть детей из детских домов семейного типа, которые выехали в Россию или в Крым – просто не смогут там легализоваться. Также мы не представляем себе масштаб проблем тех детей, которые зависли между интернатами и семьями. Предполагаем, что как только потеплеет, начнется миграция детей. Они будут бродяжничать и станут беспризорниками. И об этом уже вовсю говорят наши эксперты, об этом твердят и представители международных гуманитарных организаций.

Уверена, что и Министерство социальной политики и Уполномоченный по правам детей прекрасно осознают, что происходит. Но тут вопрос чего мы хотим. Мне кажется, самое правильное решение сохранить ребенка в семье, а дальше уже как-то оказывать помощь. Есть люди, которые могли бы это сделать профессионально. Волонтеры Штаба, социальные работники преданы этому делу, готовы выезжать, помогать и подсказывать.

Еще до начала военных действий в Украине Фонд Рината Ахметова «Развитие Украины» с 2008 года начал реализацию проекта «Сиротству нет». Во время войны процесс не останавливается, за последний год было усыновлено 899 деток. Демография утверждает, что во время войны повышается рождаемость и у людей растет желание принимать в семьи чужих детей, потому что взрослые понимают, что дети страдают незаслуженно. Когда речь идет о ребенке, то никаких оценок по типу «свои-чужие» быть не должно.

И, несмотря на сложную ситуацию в стране, на Горячую линию штаба увеличилось количество обращений с просьбой усыновить детей из зоны АТО. Очень много звонков и от иностранцев. Однако, повторюсь, говорить сегодня об усыновлении сложно из-за проблем с оформлением документов.

Но, невзирая на все препоны цель у нас должна бы одна – чтобы ребенок как можно скорее попал в семью. Сироты с самого раннего детства очень остро чувствуют себя не нужными. Но если они не нужны государству сейчас, то станут ли они впоследствии достойными его гражданами?

Дарья Касьянова Дарья Касьянова , Руководитель программ и проектов Гуманитарного штаба Рината Ахметова
Читайте новости LB.ua в социальной сети Facebook