Перемены в американской политике. Уроки для Украины

Когда читаешь статьи даже самых солидных изданий, например ВВС, трудно избавиться от ощущения, что они предвзяты по отношению к президенту США Дональду Трампу. Чтобы он не сделал и не заявил, все равно это будет трактовано как непонимание им процессов, идущих в мире. И это несмотря на то, что видео фиксирует, как республиканская часть Конгресса во время недавнего выступления Трампа встречает бурными аплодисментами чуть ли не каждое его предложение, и демократы тоже, пусть и местами, но довольно активно аплодируют.

Моя трактовка этого такова, что просто должно пройти определенное время, пока некоторые эксперты, комментаторы и особенно журналисты, привыкнут к новой политической и экономической парадигме, которую олицетворяет Трамп. Что же происходит сегодня в мире на самом деле? Об этом в сегодняшней колонке.

Фото: EPA/UPG

Экономическая теория является достаточно герметической наукой. Нельзя судить о ней всего лишь на основании здравого смысла. Который, как мы знаем, имеют исключительно журналисты и, которого, напрочь лишены действующие политики. Это, конечно, ирония - на самом деле некоторые журналисты также хорошо образованы, как и некоторые политики, но первые в отличие от вторых в силу разных обстоятельств не пришли к власти.

И все же, то, что нередко выдается журналистами за истины в последней инстанции, в самой экономической науке является очень дискуссионными темами, в которых разбираются по-настоящему немногие узкие специалисты.

Например, многие журналисты вменяют Трампу как большую глупость, то, что он отказался от Транстихоокеанского партнерства. Будто бы с ним канула возможность усиления экономического могущества Америки. Разве это так? На самом деле Америка поднималась как промышленная держава именно в период, когда в ней господствовал протекционизм, и начала утрачивать темпы промышленного роста, как раз отказавшись от него. И только две кровопролитных мировых войны, ударившие, прежде всего, по европейским промышленным странам, отложили угасание индустриальной мощи США на конец XX века, и это угасание не наступило значительно раньше. И что, разве поэтому возврат Трампа к промышленной политике является глупостью? Тогда, если быть последовательными, давайте назовем глупостью такую же политику Китая, который за последние всего-то 20 лет промышленного протекционизма стал второй экономикой мира!

То, что сегодня Трамп хочет оставить в рабочем состоянии в своей стране традиционные промышленные сектора и нарастить их мощь, разве может быть глупостью? Британский экономист Карл Поланьи в «Великой трансформации», написанной им еще в 1944 году, рассказывая о Первой промышленной революции в Британии, писал о двойственном подходе британских элит в отношении фритредерства. Британия была фритредером только тогда, когда она доминировала в мире в промышленности. Разве что-то теперь изменилось в этом отношении на планете Земля?

Ведь любой здравомыслящий национально-ориентированный политик понимает, что за утратой промышленного превосходства начинают «сыпаться» все другие экономические показатели страны. Все эти разговоры о наступившей, мол, постиндустриальной эпохе похожи на самообман. Если в США останутся только Facebook Google и Twitter, и если американцы разучатся плавить сталь, производить автомобили и выращивать свиней, то будущее их печально!

Как только некое государство перестает производить необходимую продукцию, а конкурирующая с ним страна научается копировать самые сложные товары в технологическом отношении (что и делает сейчас Китай), оно становится зависимым критически от тех товаров, которые само не производит. А страна, которая их производит, конечно, постарается это использовать. Разве это непонятно?

Мир еще не стал совершенно благостным местом. В нем производится огромное количество вооружений, государства отчаянно борются за свои геополитические и экономические интересы, поэтому никто не захочет думать, что в международной торговле достаточно вести себя, как предлагал Давид Рикардо (теория сравнительных преимуществ), кроме, пожалуй, нашей страны, которая вместо развития промышленности ставит на успех вследствие участия в торговых соглашениях. Кстати, оптимизация по-рикардински стоила миллионов жизней в Ирландии в середине XIX века, которая потеряла тогда 30% населения. А все потому что в сельском хозяйстве поставила исключительно на выращивание картофеля, который, когда был поражен фитофторозом, стал непригоден для еды. Ирландцы это хорошо помнят. Потому и стала Ирландия в конце XX - начале XXI веков диверсифицированной технологической державой с одним из самых лучших в мире «инновационных климатов».

Трамп это прекрасно понимает. Как понимает это и его электорат. А если учесть, что электоратом Трампа являются как раз те промышленные рабочие, которые по-прежнему и определяют индустриальную мощь США, то именно их мнение и мнение их представителя Трампа заслуживает пристального внимания. А не точка зрения глобалистких и финансовых воротил, которые вообще никак не привязаны к какой-либо территории и эмансипированы от любого национального правительства, будь то в Германии, во Франции или в США.

Мировое экономическое развитие сегодня подошло к некоей критичной точке, поэтому народы и их правители спохватились и начали медленный разворот к протекционизму, как единственной верной стратегии национального (а не глобального) процветания. Ведь народы - такие эгоисты! Какое дело американским обывателям до того, что в целом мир стал жить лучше, если они в реальных доходах стали жить относительно беднее, чем прежде? Логично, что избранный народом президент считает нужным исправить ситуацию. И все это начинается на наших глазах в США. Да, глобалисткие элиты проиграют в этом случае, но выиграют от этого народные массы.

Технологическое развитие - очень опасная штука. Например, предприниматель и визионер Илон Маск вообще говорит о том, что люди должны готовиться становиться киборгами для того, чтобы смогли конкурировать с интеллектуальными машинами! И никто его за это особенно не порицает. То ли дело, Дональд Трамп - чтобы он не сказал, как сразу в прессе поднимается буря возмущения!

Карл Маркс не так уже был и не прав, когда говорил, что изменения в политической надстройке, как правило, определяют важнейшие изменения в экономических процессах. Национальные интересы США сейчас выходят на первое место после того, как президентом США стал Трамп. А он, в свою очередь, был делегирован во власть электоратом США, который хочет восстановления промышленной мощи именно в США, а не где-нибудь в другой стране. Глобалисты должны подождать своей очереди на доминирование в политике, которое, вероятно, со временем наступит, но, скорее всего, им придется напряженно побороться за это. И не факт, что борьба принесет глобалистам однозначный успех.

«Корабль мировых СМИ» огромен и потому разворачивается медленно – то, что мы видим сейчас в оценке политики Трампа в прессе, представляет собой информационный шум «политической эпохи Барака Обамы». Но пройдет сравнительно немного времени, и мы услышим славословия в адрес Трампа со стороны СМИ, особенно когда придут первые успехи его экономической политики. А они не могут не прийти, если в экономику США будет «закачан» триллион долларов для возрождения инфраструктуры. Или я плохо разбираюсь в кейнсианской экономике? Решиться на такое любому президенту всегда трудно, но как только кто-то решается, вот тут мы и видим значимые и позитивные перемены. Президент США Рональд Рейган тоже не очень нравился просвещенной «левой» публике, в том числе музыкантам - вспомните ролик 1980-х годов британской группы Genesis. Но теперь правление Рейгана является бенчмарком для любого президента США. Вот поэтому умный Трамп сегодня и не боится осуждения прессы - ведь она так переменчива!

Что делать Украине, исходя из наметившихся тенденций? А то, что сейчас модно делать в мире. Кто в мире устанавливает моду на одежду? Париж и Милан. А кто устанавливает моду на ту или иную экономическую политику? Правильно - президент США, которым является Дональд Трамп! «Какое время на дворе, таков мессия» - как писал поэт. Так что, хотим мы этого или нет, но нам также необходимо разворачивать свой «неповоротливый корабль» украинской политики в сторону национального протекционизма, со всем набором его тактик и стратегий.

Объем международной торговли снизится, но я не думаю, что падение будет таким уж фатальным. Просто больше продукции будет производится возле мест ее потребления, как и пишет знаток современной промышленной революции Питер Марш (интересно читали его «подлинные знатоки» правильной экономической политики - журналисты таблоидов?). Тем более, что современное технологическое развитие делает это возможным и не таким уж затратным делом, как еще 20 лет назад. А Китай, наконец, займется развитием своего огромного национального рынка, что, безусловно, пойдет и ему на пользу. Ведь в самом деле, нельзя же вечно рассчитывать, главным образом, на экспорт в США товаров, произведенных филиалами американских компаний в Китае.

Пойдет это на пользу и Украине. Мы наконец поймем, что, если по-прежнему не будем обращать внимание на построение национальной промышленности современного типа, будущее наше станет совершенно незавидным, так как всего лишь экспорт подсолнечного масла, кукурузы, пшеницы (а еще и леса-кругляка) нашу экономику не спасет. Как производство картофеля в свое время не помогло Ирландии. Мировой рынок сельхозпродукции и особенно цены на нем, как и журналистика, также очень переменчивы…

Богдан Данилишин Богдан Данилишин , Академик НАН України
Читайте головні новини LB.ua в соціальних мережах Facebook і Twitter