Что будет с Украиной через 20 лет, если она начнет делать технологическую революцию

Недавно я написал колонку-антиутопию о том, что будет с Украиной, если не делать технологическую революцию. Но моих читателей, да и меня самого, заинтересовало - что будет с Украиной, если мы начнем участвовать в мировой третьей промышленной революции, которая разворачивается в цивилизованном мире. И я решил немного пофантазировать, естественно придерживаясь, насколько это возможно, научных подходов и намеков теперешней власти, что нужно делать.

Фото: Сергей Нужненко

Однажды, в 2016 году в здании ООН в Нью-Йорке к Президенту Украины Петру Порошенко подошел премьер-министр Малайзии Наджиб Тун Разак, и в разговоре, как бы между прочим, спросил у нашего Президента, а что же произошло с Украиной? Мол, почему она превратилась из высокоразвитого индустриального государства в страну, вечно выпрашивающую какие-то финансовые ссуды и денежную помощь у мирового сообщества, в то время, когда Тун Разак (тут он вспомнил свою молодость) помнит, как восхищенно рассказывал об украинских советских промышленных предприятиях «отец малазийского экономического чуда» Махатхир Мохамад. «Украина, - сказал Наджиб Тун Разак, - тогда для нас, страны третьего мира, была вдохновляющим примером в совершении того экономического рывка, который мы потом осуществили». Раздосадованный этим разговором Президент Украины, по возвращении на Родину, неформально собрал всех украинских элитариев (как высших государственных чиновников, так и представителей крупного украинского бизнеса), а также профессиональных экспертов. И поставил задачу - резко изменить в экономическом плане направление развития украинского государства.

Для выработки плана изменений он поставил участникам встречи самые жесткие сроки. В результате через три месяца ему был предоставлен план реконструкции украинской экономики. Если коротко, план представлял собой структурированный набор мероприятий, отражавший философию тех изменений, которые происходили в мире в рамках третьей промышленной революции, к чему эти мероприятия должны были привести, сроки исполнения их, ответственных за исполнение и источники финансирование для реализации этого плана. Воодушевленные, и получившие от Президента определенную мотивацию (им был послан мессидж о том, что будет с карьерами участников встречи, если они не будут выполнять план) участники высоких договоренностей принялись за работу.

Сначала многим из них тяжело было втянуться в работу по исполнению плана, так как они постоянно отвлекались на рейдерские захваты и передел рынков, конфликты-междусобойчики и привычное «освоение» бюджетных «потоков». Но после того как Президент выполнил обещанное и добился «посадки» нескольких ключевых игроков украинского бизнеса и нескольких крупных чиновников, дело пошло (а заодно был послан действенный импульс в плане борьбы с коррупцией).

К 2020 году в основном были построены новые институты «государства открытого доступа» (по Дугласу Норту). Особенно важным было создание технологического кластера (с консультационной помощью американцев и израильтян) в Днепропетровске и Харькове («Украинской Кремниевой долины»). А также создание с помощью американских консультантов Национальной венчурной системы финансирования молодых технологических стартапов.

Создание этих важнейших институтов третьей промышленной революции резко повысило количество и качество разработок в технологической сфере, которые были представлены на мировых рынках украинскими технологическими предпринимателями. Уже к 2027 году 2% технологических компаний, представленных на мировой технологической бирже - американской NASDAQ, были украинскими. Сказался высокий уровень преподавания в украинских технологических университетах, в которых в течении 2017-2022 годах была проведена радикальная реформа - стандарты образовательного процесса были резко изменены: за образец были взяты образовательные системы технологических университетов Стэнфорда (США) и Техниона (Израиль). Количество вузов было сокращено, а финансирование оставшихся увеличено. В этих вузах начали преподавать лучшие ученые и предприниматели со всего мира, в том числе и из развитых стран, потому что условия труда в Украине для них были созданы на уровне мировых стандартов.

В 2025 году впервые стартап, созданный украинскими предпринимателями в технологической сфере, превысил 5 млрд. долл. по капитализации, а в 2027 году превысил и 10 млрд. долл. По общему количеству технологических стартапов, представленных на NASDAQ, Украина обошла Италию и Австралию к 2030 году.

Технологический бум просочился и в остальную экономику, что сказалось на снижении безработицы в целом (было создано 2 млн. новых рабочих мест к 2025 году) и повышении производительности труда в промышленности за счет внедрения инновационных решений украинских технологических компаний.

Резко выросла производительность сельскохозяйственного сектора. Небольшие, умные, мобильные украинские сельскохозяйственные компании, находящиеся на переднем крае мировых разработок в информационных технологиях, технологиях «открытого железа», позволявшим им самостоятельно осуществлять модульную промышленную сборку современных сельскохозяйственных машин (в том числе и роботов), а также в биотехнологиях, стали примером для сельскохозяйственных секторов во всем мире. В WSJ («Уолл-Стрит Джорнал») в 2026 году вышла на первой полосе статья о новой модели организации сельскохозяйственного бизнеса, которую предложили для рынков украинские предприниматели – в качестве примера для подражания.

К 2024 году в Украине появились несколько современных медицинских центров мирового уровня. Страна стала одним из центров мирового медицинского туризма. Резко возросшая социальная напряженность в Евросоюзе после 2020 года, связанная с наплывом иммигрантов и беженцев из развивающихся стран, привела к тому, что все меньше и меньше граждан стали эмигрировать из Украины. И к 2022 году был намечен тренд к возвращению ранее уехавших украинцев на родину. Из-за возросшего качества образования в Украине, особенно в технологических университетах, которые теперь кроме знаний по естествоведческим дисциплинам, давали и серьезные знания по организации технологических стартапов, практически все украинцы предпочитали получать образование на родине.

Существенный рост экономических показателей привел к тому, что к 2025 году, впервые с 1989 года, пенсии и пособии малоимущим гражданам стали расти и в долларовом выражении.

Благодарные украинцы, после пятилетнего перерыва (он был связан с необходимостью удовлетворить конституционные требования - невозможность пребывания двух сроков подряд на посту президента), выбрали нынешнего президента главой государства в 2029 году. Но и между 2024 и 2009 годами он продолжал оставаться неформальным лидером страны, как в свое время в Китае Дэн Сяопин, к мнению которого прислушивался и его преемник на посту и все элиты: такова была благодарность украинцев Президенту-реформатору.

Хотелось бы верить, что вышеприведенное возможно. И тут многое зависит от малого - от желания нашего Президента и нашего с вами желания. Насколько это реально - вам судить, читатели. Но и совсем нереальным это признавать нельзя. Иначе придется смириться с тем, о чем я написал в колонке с названием «Что будет с Украиной через 20 лет, если не делать технологическую модернизацию». Ни мне, ни вам, уважаемые читатели, ни Президенту Украины не хотелось бы, чтобы сбылись изложенные в ней сценарии и прогнозы…

Богдан Данилишин Богдан Данилишин , Академик НАН України
Читайте головні новини LB.ua в соціальних мережах Facebook і Twitter