ГоловнаБлогиБлог Антона Дмитриева

Каким будет ЕС-2017

Пока Украина изо всех сил старается показать своим западным соседям, что она – такая же, эти самые соседи кардинально, но бесповоротно изменяются. И если раньше была шутка, мол, мы войдем в ЕС только тогда, когда оттуда все выйдут, то сейчас, безотносительно к будущему Евросоюза, доля шутки стремительно сокращается в этой фразе.

Весь уходящий год Европу трясло. Если в прошлом году все думали, что главная проблема ЕС – это мигранты, то в 2016 году эта проблема оказалась одной из самых маленьких. Основной темой года и следующих лет стала своеобразная усталость от свобод – европейским нациям надоело развитие.

Все мы с вами знаем, что в большинстве стран Европейского Союза все большую популярность приобретают партии популистсткого и крайне правого толка. Но почему так случилось и почему те крайне рассудительные европейцы, к образу которых мы часто апеллируем, стали выбирать очень даже украинский путь?

Так же, как и в случае с Дональдом Трампом, европейский избиратель устал от многочисленных свобод и прогресса, который не приносит конкретно этому избирателю ничего хорошего. Демократические и прогрессивные правительства ставят своей целью технократические изменения и инновации, но отнюдь даже не половина населения это поддерживает.

Для нас, украинцев, это может казаться гримасой судьбы: мы постоянно требуем от своей власти чего-то большего, таких же прав и свобод, как за западной границей, вовлечения общественности в принятие решений, гневно реагируем на попытки ограничить или свернуть наши кажущиеся огромными достижения.

Но в большинстве европейских развитых стран тренд обратный. Те прогрессивные шаги, которые были сделаны какое-то время назад, уже не приносят ни облегчения, ни результатов и уж никак не влияют на поддержку правительств.

Больше того, даже те правительства стран, которые раньше считались наиболее открытыми и демократичными, становятся более консервативными для того, чтобы не проиграть на очередных выборах крайне правым и популистам.

Возьмите Нидерланды и Германию – и вы увидите, что там все активнее выступают за ограничение тех или иных прав мигрантов в целом и мусульман в частности. Возьмите Швецию – и вы увидите, как в стране, первой в мире запретившей цензуру, министр демократии призывает контролировать интернет. Возьмите Бельгию – и вы увидите, как Брюссель идет на уступки регионам, даже вопреки интересам страны.

Можно даже не говорить о Венгрии, Польше, Дании и Норвегии, где реакционеры, крайне правые и «сторонники традиционных ценностей» уже какое-то время при власти и где гражданские свободы многих людей ставятся под вопрос правительствами с молчаливого согласия общества.

Мы привыкли равняться на Польшу, завидовать высокому уровню жизни нордов – но вы посмотрите, как изменилась система власти в Польше за последние годы, какие права у иностранцев (и не только мигрантов) в Северной Европе, каким инициативам рукоплещут утонченные французы и голландцы.

Брексит, после которого европейские чиновники завопили о необходимости провести реформы ЕС, никак не повлиял на эти самые реформы. Наоборот, все больше Брюссель и три президента – Туск, Юнкер и Шульц – стараются взять на себя полномочий, вместо того, чтобы децентрализовать ЕС, как это говорилось до и после Брексита. И это не нравится большинству национальных элит.

Нужно признать – Украина не хочет видеть и замечать реальной Европы, оставаясь в плену романтических представлений и иллюзий прошлых лет. То, что консерваторы и демагоги приходят к власти и наступают на демократические завоевания прошедших десятилетий, Украина предпочитает игнорировать, делая вид, что ничего не случилось. Через политиков и СМИ это передается обществу, которое продолжает инфантильно лелеять идеал Европы середины 2000-х.

Одновременно украинские радикалы чувствуют приток сил, указывая на все более ожесточающуюся против каждого новшества Европу. Но их радость тоже обманчива – они предпочитают видеть, как Национальный фронт, Альтернативе фюр Дойчланд и «Шведские демократы» набирают проценты поддержки, но не замечают, что сама риторика этих партий кардинально отличается от украинских «коллег».

Главные акценты «правых» в ЕС – централизация власти в руках Брюсселя, отсутствие реформ европейских бюрократических институтов и процедур, слишком большие (по их мнению) права мигрантов и чрезмерные свободы отдельных групп общества. При этом лидеры реакционных партий с удовольствием ходят в гей-клубы и не гнушаются проводить агитацию среди гомосексуалов, внушая тем, что враг у них общий.

В этом и разница – европейские популисты и «крайне правые» готовы договариваться практически со всеми сломи своих обществ, а на права ЛГБТ, людей с инвалидностью и других меньшинств (за исключением расовых) они смотрят как на печальную, но необходимость.

Ни одна из партий радикального толка в Европе не отрицает существования меньшинств и то, что они должны иметь равные права. Ни одна из партий не призывает отменить все права и свободы для ЛГБТ, с умеренной поддержкой относится к правам людей с инвалидностью и поддерживает оборудование необходимой им инфраструктуры.

Большинство меньшинств даже для «крайне правых» являются данностью, и с ними тоже проводится активная работа. Конечно, реакционеры не гарантируют сохранения прав этих групп в будущем, но при этом всячески стараются подчеркнуть, что нужно сплотиться против «настоящего врага».

Кроме того, вывод производства в азиатские страны, финансовые проблемы домохозяйств и отсутствие экономических и социальных побед на фоне консервативной риторики всех без исключения сверхдержав формируют у европейского избирателя нужный для прихода «правых» к власти фон.

Что делать нам, украинцам, и Украине в целом? Мы в этих процессах не играем абсолютно никакой роли. То, что наши политики любят хвастаться дружбой с чиновниками из Брюсселя, еще не гарантирует нам хороших взаимоотношений со странами ЕС, где, как известно, этих чиновников недолюбливают. То, что мы так-сяк боремся внутри страны за то, что является нормой для большинства европейских государств, похвально, но никто не собирается за это давать нам медаль или какие-то преференции. Мы не входим в приоритеты ни одной из европейских партий и не нужно тешить себя иллюзиями насчет собственной значимости.

В 2017 году, если, конечно, не случится очередного громадного события в Украине, о нас забудут надолго. Показывать паспорта русских солдат и изрешеченные стены автобуса с трибун в ЕС уже будет недостаточно для демонстрации борьбы с коррупцией и изменений внутри страны.

При отсутствии результатов работы антикоррупционных органов очень сложно объяснить европейцам, особенно консерваторам, почему они вообще должны поддерживать такую страну и вкладывать в нее деньги, которые неизвестно куда деваются. Мы, конечно, радуемся, что к нам собираются прийти известные европейские бренды, но замечу, что в России эти европейские бренды работают не один год, но Россия при этом не является образчиком демократических свобод.

Не нужно думать, что после возможных побед «правых» улицы европейских столиц заполнятся новыми «штурмовиками». Но то, что и либеральной общественности ЕС, и Украине придется снова бороться за самих себя в обновленной Европе – это факт.

В общем, ребят, готовьтесь, будет интересно.

Антон Дмитриев Антон Дмитриев , Журналист, редактор, блогер, живет в Киеве
Читайте головні новини LB.ua в соціальних мережах Facebook і Twitter