ГоловнаБлогиБлог Андрія Сидоренка

Что такое спецконфискация и стоит ли ее опасаться

В конце 2015 года внимание общественности было привлечено к так называемому «закону о специальной конфискации». Принятие закона обосновывалось, в частности, требованиями Европейского Союза, как одного из обязательных пунктов Плана действий по либерализации визового режима для Украины. Кроме того, как утверждали авторы закона, его принятие должно усилить борьбу с коррупцией в стране.

Фото: EPA/UPG

В средствах массовой информации начали активно обсуждать потенциальные риски специальной конфискации (далее также - СК), среди которых наиболее часто называли возможность ареста и изъятия в доход государства имущества третьих лиц, не причастных к преступлению. По мнению многих экспертов институт СК может существенно увеличить возможности для злоупотребления со стороны правоохранительных органов и привести к активному завладению активами добросовестных физических и/или юридических лиц.

В этой статье автор попытается проанализировать, что же такое специальная конфискация и стоит ли ее так опасаться.

Хотелось бы стразу подчеркнуть, что отдельного, специального закона, который регулировал бы вопросы, связанные с СК, нет (как, например, есть специальные законы: ЗУ «Об ипотеке» или ЗУ «Об акционерных обществах»). Специальная конфискация и процедура ее применения в Украине регламентирована Уголовным и Уголовным процессуальным кодексами Украины.

Формальным основанием для появления в Украине института специальной конфискации стал Закон Украины «О внесении изменений в Уголовный и Уголовный процессуальный кодексы Украины относительно выполнения Плана действий по либерализации Европейским Союзом визового режима для Украины» № 222-VII, принятый 18.04.2013 г. (вступил в силу 15.12.2013 года).

Примечательно, что указанный выше закон от 18.04.2013 года был подписан Виктором Януковичем - действующим на то время Президентом Украины, однако особого общественного резонанса не вызвал. Одной из причин достаточно прохладного внимания общественности к такому событию могло быть отсутствие в новом институте четкого механизма ареста и конфискации имущества именно у третьих лиц, не причастных к совершению преступления.

В дальнейшем механизм специальной конфискации изменялся в 2013, 2014, 2015 и 2016 годах, что лишний раз иллюстрирует известную фразу - «нет предела совершенству».

В конце 2015 года очередные законы, вносившие изменения в процедуру СК, а именно: Закон Украины «О внесении изменений в Уголовный процессуальный кодекс Украины относительно отдельных вопросов наложения ареста на имущество с целью устранения коррупционных рисков при его применении» № 769-VIII от 10.11.2015 г. и Закон Украины «О внесении изменений в Уголовный кодекс Украины относительно совершенствования института специальной конфискации с целью устранения коррупционных рисков при ее применении» № 770-VIII от 10.11.2015 г. в информационном пространстве получили условное название «закон о специальной конфискации» и, как уже отмечалось, вызвали довольно активное обсуждение в средствах массовой информации.

Однако, не успели еще юристы изучить «закон о специальной конфискации» 2015-го года, как механизм СК был изменен снова, на этот раз - Законом Украины «О внесении изменений в Уголовный и Уголовный процессуальный кодексы Украины относительно выполнения рекомендаций, содержащихся в шестом докладе Европейской комиссии о состоянии выполнения Украиной Плана действий по либерализации Европейским Союзом визового режима для Украины, относительно усовершенствования процедуры ареста имущества и института специальной конфискации» № 1019 VIIІ от 18.02.2016.

Давайте хотя бы в общих чертах попробуем разобраться, что же скрывается за часто употребляемым в последнее время термином «специальная конфискация», с которой Украина живет, как оказывается, с 2013 года.

В юридической литературе тема специальной конфискации считается одной из самых дискуссионных и неоднозначных, поэтому автор попытается сосредоточится на практических нюансах этого вопроса, не вникая в «тонкие» теоретические аспекты поднятой темы.

В качестве пролога есть смысл отметить следующее.

Специальная конфискация уже давно применяется в большинстве других стран, постепенно заменяя собой общую конфискацию. К таким странам относятся, например, Австрия, Азербайджан, Белоруссия, Бельгия, Болгария, Венгрия, Германия, Греция, Грузия, Дания, Литва, Португалия, Российская Федерация, Турция, Франция, Чили, Швеция, Швейцария, Эстония.

Также следует отметить, что не везде существует и единое понятие (институт) специальной конфискации. Так, в уголовном праве Австрии, Англии, Германии, США, Швейцарии и ряда других стран четко различаются два вида этой меры: конфискация имущества (материальной выгоды, полученной в результате преступления) и конфискация (изъятие) средств и орудий преступления.

Есть страны, где общая конфискация параллельно существует со специальной конфискацией (например, во Франции, в некоторых странах СНГ).

Применение СК также предусмотрено рядом международных правовых актов, в частности - Директивой Европейского Парламента и Совета от 03 апреля 2014 года № 2014/42/ЕС «О замораживании и конфискации средств совершения преступлений и доходов от преступной деятельности в Европейском Союзе».

Таком образом устойчивой тенденцией в мировой практике является замена общей конфискации на специальную. Считается, что СК более гуманная мера воздействия на преступников и в тоже время более эффективная, чем общая конфискация, поскольку позволяет изымать все активы (доходы), полученные в результате совершения преступления и при этом не «отбирает» законно приобретенное имущество.

Специальной конфискации в рамках украинского законодательства можно в самом общем виде дать следующее определение - принудительное, безвозмездное изъятие по решению суда в собственность государства денег, ценностей и иного имущества, которое связано с совершением преступления (общественно-опасного деяния), в том числе получено в результате его совершения, является доходом от незаконно полученного имущества, или использовано для противоправных действий (орудие, средства, предмет преступления), как у лица, совершившего преступление (общественно-опасное деяние), так и у третьих лиц, которым такое имущество было передано.

Как видно из изложенного выше, понятие «специальная конфискация» имеет ряд схожих критериев с термином «общая конфискация», под которым Уголовный кодекс Украины подразумевает принудительное, безвозмездное изъятие по решению суда в собственность государства всего или части имущества, являющегося собственностью осужденного.

Неудивительно, что в юридической науке существует мнение о том, что СК является видом общей конфискации.

Памятуя об известной пословице «все познается в сравнении», попробуем разобраться в механизме специальной конфискации, сравнив ее с общей конфискацией.

1. Согласно украинского законодательства общая конфискация является видом наказания, в то же время СК – мера уголовно-правового характера. Таким образом, законодатель разместил эти два правовых института в Уголовном кодексе Украины в разных разделах, подчеркивая их разную правовую суть, что имеет не только теоретический, но и практический характер. Дело в том, что такой подход законодателя позволяет применить к осужденному как общую конфискацию, так и СК в рамках одного приговора, т.е. одновременно. И судебная практика подтверждает такой вывод.

2. Схожа, а в некоторых случаях идентична, сфера применения общей конфискации и СК в разрезе составов преступлений, предусмотренных особой частью УК Украины.

Так, общая конфискация применяется при совершении умышленных тяжких и особо тяжких корыстных преступлений, а также за преступления против основ национальной безопасности и гражданской безопасности независимо от степени тяжести преступления в случаях, прямо предусмотренных УК Украины.

Специальная конфискация применяется при совершении умышленного преступления (общественно-опасного деяния), за которое предусмотрено лишение свободы или штраф в размере свыше 3-х тысяч необлагаемых минимумов доходов граждан, а также за совершение ряда иных преступлений (общественно-опасных деяний), согласно перечня, установленного ст.96-2 УК Украины.

Как видно из сказанного, сфера применения СК намного шире, однако практически во всех случаях применения общей конфискации возможно одновременное применение СК.

3. Общая конфискация применяется к имуществу только осужденного.

В свою очередь, сфера применения специальной конфискации существенно шире. Так, СК может быть применима к имуществу:

a) лица, совершившего преступление (общественно –опасное деяние):

• осужденного;

• лица, которое не подлежит уголовной ответственности в связи с не достижением определенного возраста или невменяемостью;

• лица, освобожденного от уголовной ответственности или наказания.

b) третьих лиц (в определенных случаях).

4. При общей конфискации изымается имущество, принадлежащее на праве собственности осуждённому, не зависимо от того, когда, каким образом оно было приобретено и связано ли это имущество каким-либо образом с совершенным преступлением или нет.

В случае специальной конфискации подлежит изъятию только имущество, которое так или иначе связано с совершением преступления (общественно-опасного деяния), а именно:

a) имущество, полученное в результате совершения преступления и/или является доходом от такого имущества;

b) предназначалось (использовалось) для склонения лица к совершению преступления, финансирования и/или материального обеспечения преступления или вознаграждения за его совершение;

c) было предметом преступления (кроме того, которое возвращается владельцу или переходит в собственность государства);

d) было подыскано, изготовлено, приспособлено или использовано как средство или орудие совершения преступления, кроме того, которое возвращается владельцу (законному владельцу), который не знал и не мог знать о его незаконном использовании.

5. При общей конфискации отсутствует процессуальная возможность изъятия имущества, которое связано с преступлением или получено в результате его совершения, однако на момент вынесения приговора, передано третьему лицу.

Специальная конфискация предусматривает, что имущество, переданное лицом, совершившим преступление (общественно-опасное деяние), третьему лицу может быть конфисковано при определенных обстоятельствах, а именно:

если третье лицо (получатель имущества) знало или должно было знать, что получаемое имущество: а) получено в результате совершения преступления и/или является доходом такого от имущества и/или б) предназначалось (использовалось) для склонения лица к совершению преступления, финансирования и/или материального обеспечения преступления или вознаграждения за его совершение и/или в) было предметом преступления (кроме того, которое возвращается владельцу или переходит в собственность государства) и/или было подыскано, изготовлено, приспособлено или использовано как средство или орудие совершения преступления, кроме того, которое возвращается владельцу (законному владельцу), который не знал и не мог знать об его незаконном использовании.

При этом, для целей СК не имеет значения каким образом третье лицо получило или приобрело такое имущество - безвозмездно или на платной основе, по цене ниже рыночной, выше рыночной или по рыночной.

Также следует отметить, что законодатель при этом установил норму, согласно которой СК не может быть применена к имуществу, которое находится в собственности добросовестного приобретателя.

В соответствии с положениями Гражданского кодекса Украины добросовестный приобретатель - это лицо, которое приобрело имущество у другого лица, которое не имело право осуществлять такое отчуждение, о чем приобретатель не знал и не должен был знать.

Не совсем понятно, как норма о добросовестности коррелируется с нормой, о том, что третье лицо знало или должно было знать о связи имущества с преступлением. Является ли добросовестность в понимании Гражданского кодекса Украины отдельным основанием для «освобождения» третьего лица от возможной СК или эта норма дополняет установленные УК Украины критерии, на данный момент не совсем понятно.

Можно предположить, что законодатель нормой о добросовестности в рамках института СК еще раз подчеркивает, что у третьего лица можно изъять имущество только при условии установления в судебном порядке на основе достаточных доказательств того, что третье лицо знало или должно было знать об указанных выше обстоятельствах «связанности» приобретенного имущества с преступлением (общественно-опасным деянием).

Интересны в разрезе вопросов о добросовестности третьего лица критерии, которыми оперирует Директива Европейского Парламента и Совета от 03 апреля 2014 года № 2014/42/ЕС при определении возможности специальной конфискации у третьего лица, - разумное допущение, что имущество могло быть приобретено в результате доходов от преступной деятельности, поскольку стоимость имущества не соответствует размеру официального дохода.

6. При применении общей конфискации отсутствует возможность изъятия имущества, которое было использовано, превращено в другое имущество, отчуждено добросовестному приобретателю (т.е. лицу, которое не знало и не могло знать, что имущество связано с преступной деятельностью), или иным образом выбыло из владения лица.

Институт специальной конфискации предусматривает, что в случае если деньги, ценности и иное имущество, были полностью или частично преобразованы в другое имущество, то специальной конфискации подлежит полностью или частично преобразованное имущество. Если конфискация денег, ценностей и иного имущества, невозможна в результате их использования или невозможности выделения из приобретенного законным путем имущества, или отчуждения, или по другим причинам, суд выносит решение о конфискации денежной суммы, соответствующей стоимости такого имущества.

Изложенное выше касалось норм, размещенных законодателем в Уголовном кодексе Украины.

В то же время, Уголовный процессуальный кодекс Украины также содержит ряд норм, регулирующих применения СК. Существенное место в таком регулировании занимает ст. 100 УПК Украины. Согласно указанной статьи вопрос о специальной конфискации решается судом при принятии судебного решения, которым заканчивается уголовное производство. В случае закрытия уголовного производства следователем или прокурором вопрос о специальной конфискации решается постановлением суда на основании соответствующего ходатайства.

При этом законодатель установил ряд норм, которые, в основном, дублируют и в некоторых случаях детализируют нормы СК, содержащиеся в Уголовном кодексе Украины.

В частности, статья 100 УПК Украины предусматривает, что:

- деньги, ценности и иное имущество, которые подысканы, изготовлены, приспособлены или использованы как средства или орудия совершения уголовного преступления и/или сохранили на себе его следы, конфискуются, кроме случаев, когда собственник (законный владелец) не знал и не мог знать об их незаконном использовании. В таком случае указанные деньги, ценности и иное имущество возвращаются владельцу (законному владельцу);

- деньги, ценности и иное имущество, которые предназначались (использовались) для склонения лица к совершению уголовного преступления финансирования и/или материального обеспечения уголовного преступления или вознаграждения за его совершение, конфискуются;

- имущество, которое было предметом уголовного правонарушения, связанного с незаконным оборотом и/или изъятое из оборота, передается соответствующим учреждениям или уничтожается;

- имущество, которое не имеет никакой ценности и не может быть использовано, уничтожается, а в случае необходимости - передается в криминалистические коллекции экспертных учреждений или заинтересованным лицам по их просьбе;

- деньги, ценности и иное имущество, которые были предметом уголовного преступления или иного общественно-опасного деяния, конфискуются, кроме тех, которые возвращаются владельцу (законному владельцу), а если он не установлен - переходят в собственность государства в установленном Кабинетом Министров Украины порядке;

- деньги, ценности и иное имущество, полученные физическим или юридическим лицом в результате совершения уголовного преступления и/или которые являются доходами от такого имущества, а также имущество, в которое они были полностью или частично преобразованы, конфискуются.

Особый интерес вызывает п. 6-1 ч. 9 ст. 100 УПК Украины, который, кстати, появился еще в начале 2015 года, на основании Закона Украины № 198-VIII от 12.02.2015 г.

Указанный п.6-1 предусматривает, что имущество (денежные средства или иное имущество, а также доходы от них) осужденного за совершение коррупционного преступления, легализации (отмывания) доходов, полученных преступным путем, а также его связанного лица, конфискуется, если в суде не подтверждена законность оснований приобретения прав на такое имущество.

Связанными лицами осужденного являются юридические лица, которые при его содействии получили в собственность или пользование указанное имущество.

Если суд признает отсутствие законных оснований приобретения прав на часть имущества, то конфискуется эта часть имущества осужденного, а в случае невозможности выделения такой части - ее стоимость. В случае невозможности конфискации имущества, законность оснований приобретения прав на которое не было подтверждено, на осужденного возлагается обязанность оплатить стоимость такого имущества.

По мнению автора, фактически законодатель попытался этим пунктом дополнить механизм СК, предусмотренный в Уголовном кодексе Украины, новой нормой, существенно расширяющей возможности СК.

Так, изложенный в Уголовном кодексе Украины механизм специальной конфискации предусматривает изъятие имущества, имеющего определенную связь с преступлением (общественно-опасным деянием), которое рассматривается на текущий момент в судебном порядке. В то же время при формальном анализе п. 6-1 ч. 9 ст. 100 УПК Украины можно сделать вывод, что законодатель пытается распространить сферу применения СК на все имущество лица, совершившего коррупционное преступление, без привязки к конкретному расследуемому преступлению.

По мнению автора, без изменений в УК Украины, применять ч. 6-1 ч. 9 ст. 100 УПК Украины в «более широкой трактовке» не является правильным.

Кстати, норма п.6-1 ч.9 ст. 100 УПК Украины очень похожа на механизм, заложенный в законопроекте №4057 «О внесении изменений в Уголовный процессуальный кодекс Украины об особенностях обращения в доход государства денежных средств, валютных ценностей, государственных облигаций Украины, казначейских обязательств Украины, драгоценных металлов и/или камней и доходов от них до принятия приговора суда». Кстати этот законопроект иногда называют также «законом о предварительной специальной конфискации» или даже «законом о специальной конфискации».

Как минимум формально указанный законопроект не имеет отношения к СК, хотя фактически некоторые элементы механизма спецконфискации предусматривает.

Конечно, в случае трансформации законопроекта №4057 в закон, он заслуживает отдельного изучения, поскольку достаточно революционно подходит к вопросу изъятия имущества у физических лиц.

Хотелось бы также немного остановиться на вопросах наложения ареста на имущество, которое может быть предметом специальной конфискации.

Если до 2015 года арест мог быть наложен только на имущество подозреваемого (обвиняемого), то после принятия «законов о спецконфискации» конца 2015, начала 2016 годов ситуация в корне изменилась.

Теперь суд может наложить арест на имущество любых лиц, а не только подозреваемых или обвиняемых, если стороной следствия будет доказано наличие достаточных оснований считать, что имущество может подлежать специальной конфискации.

Как и было ранее, арест на имущество, в том числе для целей СК, по общему правилу накладывается определением следственного судьи или суда по ходатайству следователя (прокурора).

Однако в неотложных случаях, в уголовном производстве по тяжкому или особо тяжкому преступлению, предварительный арест может быть наложен по решению Директора НАБ Украины или его заместителя (по согласованию с прокурором) сроком на 48 часов. В течении 24 часов после наложения такого ареста, следователь должен обратиться к следственному судье с ходатайством о наложении ареста на такое имущество. Если в указанный срок следователь не обратился к следственному судье или в соответствующем ходатайстве было отказано, арест считается отмененным.

Кроме того, следует отметить, что согласно Закона Украины «О Национальном агентстве Украины по вопросам выявления, розыска и управления активами, полученными от коррупционных и других преступлений» от 10.11.2015 г. № 772-VIII в стране будет создано Национальное агентство Украины по вопросам выявления, розыска и управления активами, полученных от коррупционных и других преступлений.

Национальное агентство будет осуществлять в частности (но не ограничиваясь) следующие функции:

- формировать и вести Единый государственный реестр активов, на которые наложен арест в уголовном производстве;

- осуществлять управление арестованными и конфискованными активами;

- принимать арестованные активы на сохранение, если это определено судом;

- осуществлять контроль за сохранностью активов, на которые наложен арест;

- осуществлять меры по выявлению и розыску арестованных активов;

- организовывать реализацию активов, в отношении которых судом принято решение о конфискации / специальной конфискации.

Также, после изменения механизма СК 2016 года, третье лицо, имущество которого может быть арестовано, получило процессуальный статус и возможность участвовать в судебном заседании относительно рассмотрения вопроса об аресте.

Кроме того, у третьего лица появилась возможность подать апелляционную жалобу в части конфискованного имущества. Ранее таких возможностей у третьего лица не было. Однако, при этом сомнительным остается возможность третьего лица обжаловать судебное решение в кассационном порядке. По крайней мере, третье лицо, имущество которого подлежит СК, на сегодняшний день не включено в перечень лиц, имеющих право обратиться в ВССУ с кассационной жалобой.

 Кроме того, не определен процессуальный статус третьего лица, имущество которого может быть конфисковано, при рассмотрении уголовного дела по сути, что лишает его права доказывать свою добросовестность и возражать относительно специальной конфискации переданного ему имущества.

Резюмируя изложенное, можно обозначить два существенных отличия и одну общую характерную черту между СК и общей конфискацией.

Общей чертой СК и общей конфискации можно назвать то, что государство и в одном и другом случае изымает у лица, совершившего преступление, имущество на основании решения суда.

Главным отличием СК от общей конфискации я бы назвал следующее:

 1. При общей конфискации у преступника государство изымает все имущество или его часть, независимо то того, имело ли такое имущество отношение к совершенному преступлению или приобретено на законных основаниях; в то же время, при СК изымается только то имущество, которое связано с преступлением;

2. При конфискации имущество изымается только у преступника; в то же время, при СК имущество изымается как у преступника, так и у третьих лиц, которым имущество, связанное с преступлением, было передано (продано, подарено и т.п.).

Если проиллюстрировать изложенное выше на примере, то можно представить следующую, очень упрощенную ситуацию.

Чиновник (служебное лицо) получил взятку (неправомерную выгоду) в размере одного миллиона гривен и, допустим, катер. (Практикующий адвокат, конечно, знает, что, как правило, если лицо привлекают к уголовной ответственности за получение неправомерной выгоды, то предмет взятки фиксируется и изымается правоохранительными органами в момент ее получения и фактически подозреваемый не успевает ею распорядиться. Однако этот состав преступления удобен для иллюстрации механизма СК.)

Кроме того, на момент совершения преступления у чиновника уже было в собственности: дом, подаренный ему родителями, приобретенные самостоятельно земельный участок и автомобиль, а также 200 000 грн. на депозитном счету.

Из незаконно полученных доходов чиновник: перечисляет 100 000 грн. брату на депозитный счет; катер дарит отцу; за 700 000 грн. покупает и регистрирует за собой еще один автомобиль, 100 000 грн. вносит на новый депозитный счет, 100 000 грн. тратит на отдых.

При общей конфискации

Суд, вынося обвинительный приговор и применяя общую конфискацию, мог изъять у чиновника все имущество, которое у него было в собственности на момент вынесения приговора, как приобретённое до совершения преступления (земельный участок, подаренный дом, автомобиль, деньги на «старом» депозитном счете) так и незаконно приобретенное в результате совершения преступления имущество, а именно - новый автомобиль и деньги на «новом» депозитном счету.

При специальной конфискации

При применении специальной конфискации ситуация была бы несколько иной.

Дом, подаренный родителями, ранее приобретенный автомобиль, земельный участок не являются предметом специальной конфискации и остаются у чиновника, поскольку они получены до совершения преступления (или чиновник, в случае применения судом подпункта 1 пункта 6-1 части 9 статьи 100 УПК Украины, сумел доказать правомерность их приобретения).

В тоже время, у чиновника в порядке спецконфискации изымается новый автомобиль, приобретенный за незаконно полученные деньги, 100 тыс. грн., внесенные на его депозитный счет из суммы взятки (неправомерно полученной выгоды). Также подлежит конфискации фактически потраченная на отдых часть взятки в размере 100 000 грн., точнее ее эквивалент.

 Кроме того, может быть изъято: 100 тысяч грн. у брата чиновника и полученный в качестве взятки катер, впоследствии подаренный отцу, при условии, что сторона следствия докажет, что указанные третьи лица (брат и отец) знали или должны были знать о том, что они получили имущество, которое связано с преступной деятельностью.

Касательно практики применения специальной конфискации, на взгляд автора, в той части, где СК и общая конфискация имеют общие черты – а именно изъятие в доход государства имущества непосредственно преступника или орудий, средств и предметов преступления, судебная практика существенно не изменилась. По большому счету, изымая имущество у осужденного вместо термина «конфискация» суды начали применять термин «специальная конфискация» или оба термина одновременно.

Что касается той части специальной конфискации, которая предусматривает возможность конфискации имущества, полученного преступным путем и переданного третьим лицам, потраченного или преобразованного в иное имущество, то такая практика пока на стадии формирования.

Отсутствие такой практики имеет и объективные причины - относительная новизна института специальной конфискации и довольно высокая интенсивность внесения изменений в него.

Поэтому об устоявшейся практике применения специальной конфискации именно в разрезе ее отличий от общей конфискации, говорить на сегодняшний день пока не приходится.

Относительно «новый» институт специальной конфискации далек, конечно, от совершенства и требует дальнейшей доработки как в плане законодательных изменений, так и в разрезе предоставления разъяснений практики применения соответствующих норм как Верховным Судом Украины, так и Высшим специализированным судом Украины по рассмотрению гражданских и уголовных дел.

В частности, на сегодняшний день можно выделить следующие проблемные вопросы СК:

- отсутствие четких критериев для определения так называемой добросовестности при приобретении имущества третьими лицами у лица, совершившего преступление (общественно-опасное деяние);

- не урегулирован вопрос об имущественных последствиях в связи с изъятием имущества у третьих лиц (в частности, непонятно имеют ли такие лица право на возмещение ущерба от преступника, какой правовой статус сделок, предмет которых впоследствии конфискуется и т.п.)

- не урегулирован вопрос разумности срока ареста имущества при СК (например, часто бывает, что арестовали имущество, в том числе запретили пользоваться, а уголовное производство впоследствии остановили; таким образом на практике имущество лица может быть арестовано на 10 -15 лет);

- не урегулирован вопрос о том, можно ли применить арест имущества, в связи с преступлениями, совершенными до момента появления института специальной конфискации)

- отсутствие четких критериев, по которым судья (суд) может наложить арест для целей СК;

- отсутствие процессуального статуса третьего лица при рассмотрении уголовного дела, и как следствие - отсутствие возможности доказывания таким лицом при рассмотрении дела по сути добросовестности приобретения (получения) имущества;

- отсутствие у третьего лица возможности кассационного обжалования судебного решения в части специальной конфискации.

Подытоживая вышеизложенное, можно сделать такие выводы:

институт специальной конфискации в целом соответствует общественным интересам, международному праву и общей тенденции мировой практики в этом вопросе;

при отсутствии злоупотреблений со стороны правоохранительных органов и судов, институт специальной конфискации может способствовать профилактике преступлений и справедливому наказанию;

несмотря на «благие намерения» законодателя, институт СК может быть использован для неправомерного завладения имуществом, давления на подозреваемых (обвиняемых) и третьих лиц, поскольку значительно расширяет процессуальные возможности органов следствия и содержит слишком «размытые» для наших реалий формулировки правовых норм;

институт специальной конфискации подлежит совершенствованию, прежде всего в части недопущения злоупотреблений со стороны правоохранительных органов и судов, а также в части определения статуса третьих лиц при рассмотрении вопроса о специальной конфискации и критериев определения их добросовестности;

значительно возрастут риски конфискации, ареста и иного обременения имущества, как у лиц, которых непосредственно привлекают к уголовной ответственности, так и у аффилированных им лиц;

увеличатся риски конфискации, ареста и иного обременения имущества для добросовестных приобретателей имущества, поскольку они могут «попасть» на покупку активов у лица, впоследствии привлеченного к уголовной ответственности.

В завершении публикации, хотелось бы посоветовать всем заинтересованным лицам принять превентивные меры, направленные на недопущение незаконного ареста и/или изъятия имущества, пока «маховик спецконфискации только раскручивается», практика ее применения находится в процессе стадии становления, а законодательство содержит ряд пробелов.

В частности, приобретателям дорогостоящего имущества следует позаботится о том, чтобы условия сделок были отработаны до мелочей и содержали положения, минимизирующие риски специальной конфискации.

Андрій Сидоренко Андрій Сидоренко , Адвокат, партнер адвокатського об'єднання "Скляренко, Сидоренко і Партнери"
Читайте головні новини LB.ua в соціальних мережах Facebook і Twitter