«Хлебное» перемирие

Июль. Жарко даже вечером. Солнце закатывается за горизонт. Жизнь на авдеевской промзоне начинает оживать. Разбитые, покореженные ангары отдают накопленное за день тепло. С тихим шорохом осыпаются куски ссохшейся глины в окопе. Я снова на уже знакомой позиции. Заступает новая смена. Ребята проверяют рацию, ночник. Установившееся с конца июня перемирие дает легкую передышку.

Густой, вечерний воздух рассекает пулеметная очередь. Отчетливо слышно свист пуль над головой. Еще и еще. Выстрел РПГ и где-то совсем рядом рвется заряд. Солдат, пережидающий обстрел на дне окопа, подскакивает к дребезжащему телефону. «Принял, понял». Все. Тишине конец. Начинается работа. Словно, высохшая на знойном солнце, донецкая степь, вспыхивает и разгорается стрелковый бой. Может и страшно, может и не хочется, но приказ есть приказ. И нужно отвечать. Иначе затюкают, заклюют. Пригибаясь в бойнице он сыплет из автомата. Затем , вместе с товарищем, уже не таясь, выскочив из окопа, поливают противника. До него, каких-то 70 метров. Слышны хлопки крупнокалиберных пуль. Вступает «Утес» врага. С противным свистом пролетает мина и рвется где-то невдалеке. Тут же следует ответка и , что-то громыхает уже на позициях противника. Бой набирает обороты. Отчетливо слышу два спаренных, далеких, тяжелых выхода. Этот противный пластмассовый шелест не спутать ни с чем. Я уже на дне окопа. Прижался к глиняной стенке. Два тяжелых артиллерийских снаряда резко рвутся где-то в глубине наших позиций. Перестрелка начинает затихать.

Круглая и желтая, как кошачий глаз, выкатывается яркая луна. Назойливо жужжит над ухом комар. С ночным дыханием приходит долгожданная прохлада. Гудит мотором над головой беспилотник. Он настырно кружит над окопами. Уходит и возвращается вновь. Изредка шуршит над головой мина и грохает не далеко. Один из солдат на смене сетует на то, что купил просроченную шоколадку и полакомиться не выйдет. Ночь режут пулеметные очереди и осветительные ракеты. Еще и еще, в целях профилактики, летит за бруствер окопа граната. Взрыв рвет тишину и слышно как мелкие осколки осыпаются вокруг. Становится тихо. Ночь переваливает за экватор и я засыпаю на земляном полу маленького блиндажа.

Утро. Пока еще ласковое, солнце заливает покалеченные яблони вокруг. Тихо так, что слышно как летает проснувшаяся муха. Я лежу в полутемной норе. Наверху поет птичка и если закрыть глаза, то кажется , что ты где-то в деревне на сеновале, или в камышах на острове посредине Днепра. Выхожу в окоп. Все на месте. И посеченный осколками бетон, и ящик с гранатами, и пулемет. «Хлебное» перемирие…

Анатолий Степанов Анатолий Степанов , Фотожурналист-фрилансер (AFP)
Читайте головні новини LB.ua в соціальних мережах Facebook і Twitter