ГоловнаБлогиБлог Алена Боброва

Если СБУшники заговорили, значит, это кому-нибудь нужно

Вся эта история еще на прошлой неделе тщетно пыталась наверстать серьезности, когда издание «Зеркало недели» опубликовало интервью с чистосердечным признанием бывшего СБУшника, в котором не было ни единой конкретики.

Начну со странностей в самой публикации. В статье, журналистка Оксана Денисова утверждает, что «…У "Зеркала недели. Украина" есть подтверждение, что в пятницу, 27 мая, генерал СБУ передал все имеющиеся у него материалы в НАБУ».

Вот скрин из статьи.

При этом дата публикации статьи указана – 27 мая 00:03. То есть, момент ее публикации – только что закончившейся четверг или первые минуты пятницы (00:03). Получается, в редакции пишут о том, что вот-вот должно случиться – передача Трепаком материалов в НАБУ, – как уже о свершившемся факте, хотя этого еще не произошло. И это весьма странно.

Автор статьи уверяет, что материал был выпущен с пятницы на субботу, и предполагает, что некорректная дата – проблемы технические.

Есть и другие странности, которые окружают всю эту историю с «амбарным списком».

Вот мотив, который двигал СБУшником, прийти в редакцию «ZN», цитата вновь-таки из интервью:

«Я сознательно иду на этот шаг, потому что вижу и понимаю и другое: большую беду, которую сейчас переживает Украина, продолжение разграбления страны, почти открытое существование преступных схем, политические "договорняки", которые сводят на нет завоевания Майдана».

Член самого закрытого клуба в стране под названием СБУ – всеми силами пытался рассказать о том, какой важный у него список, и при этом, складывается впечатление, не дай бог обмолвится о фамилиях в этом «эксклюзивном списке».

В интервью Трепак сознательно или не очень, но не сказал, сколько же у него лично этих страниц списка, что странно – ведь это хоть какая-то конкретика и вроде бы важная для интервью, когда тебе лучше не называть фамилии.

Ведь, согласитесь, странно, что ты приходишь в издание говорить о том, чего не хочешь или не можешь показать. Зачем тогда это делать в развернутом интервью на 3516 слов?

В этом барском жесте ради спасения страны очевидным есть только одно – не говоря, сколько страниц, не называя фамилий, фактически, предоставляешь люфт для торгов тем, кому будет это выгодно.

Напрашивается вывод, что конкретики попросту избегали. Появление списков нужно было для начала оправдать, и вместе с тем уверить, что источник достаточно серьезный или с претензией на серьезность.

И что мы видим на следующей неделе.

Именно ту конкретику, которой так не хватало для нужного скандала. Редактор «УП» Севгиль Мусаева и нардеп «Лещенко» утверждают, что получили эти списки еще вначале мая – и все это время обрабатывали их. Об этом они заявили на пресс-конференции (31.05.2016 на 13:15):

«Для нас було важливим отримати додаткові підтвердження правдивості, після того, як пан Трепак здійснив те, що він здійснив – тобто оголосив на всю країну про передачу цих документів до Національного антикорупційного бюро, ми вважали себе вільними від будь-яких обмежень», - говорит Сергей Лещенко.

И хорошо, что об этом узнали именно во вторник – хорошо для скандала, ведь в сессионный день много журналистов, которые с удовольствием и без особого труда распространят свежий и новейший скандал.

Лишь вот сам список подхрамывает: в нем осколки старой власти, и совсем не много из тех, кого можно найти в зале сегодня.

Нардеп от БПП Виктор Чумак в этот день с гордостью и без оглядки рассказывал журналистам в кулуарах о том, что в «черном списке» 500 страниц, при этом откуда у него эта информация он коротко и не громко говорил: «Думаю, что в этом списке 500 страниц», а на уточняющий вопрос, «думает» или всё же «знает» – поправлял сам себя говоря уже уверенней - «Знаю!».

Являются ли списки достоянием «посвященных» в важные дела из фракции БПП, таких, к примеру, как господин Чумак, и почему тогда Виктор Васильевич, на секундочку, зам.главы Комитета Верховной Рады по вопросам предотвращения и противодействия коррупции, – не инициирует проверки, не говорит о других фигурантах? Видимо, есть четкая команда – дать, но не все. Сказать, но не все, опять-таки оставляя люфт для давления. Кем это давление будет совершаться и на кого – мы еще узнаем.

В НАБУ, уже сегодня уверяют, что получили от Трепака 841 страницу «черной бухгалтерии».

Под прицелом может оказаться кто угодно, ведь «списки Трепака» сами по себе не имеют никакого юридического веса, это бумаги до тех пор, пока кто-то не возьмется говорить, что лично видел фигурантов списка, лично просил подписать…

От сюда делаю вывод, что «вброс» лишь 22 страниц и информации о «важности» списков в украинское информпространство – тщательно спланированная операция. Это выполнение прямого указания, которое последовало от первых лиц нашей страны, а господин Трепак с его реноме и историей сотрудничества с «ЗН» подошел для этой роли лучше других. Если кто еще не понял, что случилось с этими списками, можно просто перефразировать слова классика – если СБУшники заговорят – значит – это кому-то нужно.

Всем понятно, что предоставленный список – выборочный, что имена в нем, мягко говоря – не новые, да и вообще вся предоставленная информация в СМИ с «черной кассой» выглядит весьма, что называется в журналистике – «заезженной историей», ничего ведь нового. Но, похоже, ставка была вовсе не на новизну и эксклюзивность. Задача максимум выполнена – вкинуть в медиа разговоры не об офшорах, а о старых, давно уже забытых регионалах.

Уже не говоря о том, что сами же действия «списочного мессии» в лице Трепака противоречат чистосердечному признанию. Ведь если ты хочешь, чтобы страна жила красиво – будь откровенен перед ее гражданами, а не создавай возможность для манипуляций.

Поэтому чистосердечное признание господина Трепака, как по мне, весьма натянуто. А что касательно роли прессы в этом скандале, надеюсь главные медиа-фигуранты действовали по совести, а не по заказу.

Ален Бобров Ален Бобров , Журналист
Читайте головні новини LB.ua в соціальних мережах Facebook і Twitter