Берлин, инфицированый "русским миром"

Заложниками «всеобщей аккуратности» немцев стали и редакторы немецких изданий. Редко когда удаётся найти газету, где бы рядом с материалом об успехах украинской власти, удачных операциях нашей армии, не стояла бы статья автора, выступающего за потепление немецко-российских взаимоотношений. Это у них называется балансом.

Русский мир мало-помалу проникает в немецкую столицу. Жители заражаются инфекцией, новым-старым вирусом, который вот уже как три года витает над всей Европой. Уровень инфицирования пока что невысок, но Кремль всё равно пытается проводить опыты над жителями Берлина, зная, что если эксперимент удастся здесь, в столице, то распространить его на всю страну не составит труда. Пропаганда – главный инструмент московского влияния, а немцы – его подопытные.

Чем живёшь, господин бюргер?

Кажется, что весь Берлин в ожидании чего-то обыденного, но и дивного в то же время – ливней: тёплых, косых, ритмичных, щадящих, пунктуальных. Да, именно так, пунктуальных, ведь это Германия всё же. И ты, пребывающий в восторжённом состоянии, бежишь почему-то в метро и выбираешь наобум конечную точку своего маршрута, остановку «Pankow» - окраину города.

Ты не задумываешься о географии своего выбора, о том, что когда-то, во времена существования Берлинской стены, эта часть города пребывала под контролем советской власти; тебе просто хочется встретить дождь в когда-то предместье Берлина, где на каждом шагу цветы, уютные домики, где люди неспешно встречают рассветы и так же провожают закаты.

Ты сидишь практически в пустом вагоне метро и едешь к своей цели, как вдруг, повернув голову, замечаешь подле себя молодого немца, который, отрывисто произнося фразы, пытается что-то прочесть у себя в телефоне. Пристально вглядываешься в его лицо, затем в телефон (ох уж это журналистское любопытство) и видишь причину этой муки – текст российской газеты «Ведомости», где автор статьи пытается разобраться какими могут быть дальнейшие взаимоотношения между Трампом и Путиным. И слова, которые на своём ломанном, с акцентом, произносит немец, тебе вдруг становятся понятными.

Изначально ты не можешь поверить, что увидел молодого немца, читающего российскую прессу. «Может, русский, приехавший давно из России?», – думаешь, а сам спрашиваешь: «А как далеко станция Pankow?». И тебе отвечают на всё том же ломанном русском, но с искрящейся улыбкой на лице: «Ещё чуть-чуть, в пределах 10 минут». Разговорившись с этим парнем, ты узнаёшь, что его родители давно переехали из России в Германию, что сам он недавно окончил университет и уже нашёл себе работу в какой-то небольшой фирме, продающей детали для газонокосилок, что в его семье говорят по-русски.

В Берлине много русскоговорящих семей, рассказывает москвичка Татьяна, которая после событий на Болотной площади в Москве решила, что в России делать нечего и окончательно переехала в немецкую столицу. «В этом городе полно таких людей, которые уехали из своей страны, поняв, что там нечего искать - ни успеха, ни правды, - людей, которые обустроили свою жизнь в чужой стране, платят здесь налоги, обучают здесь своих детей, но при этом каждый раз во время выборов идут в российское посольство и ставят галочку напротив надписи «Путин» или «Единая Россия»» , - рассказывает Татьяна.

Далее ты узнаешь, что в немецкой столице проживает много немцев, которые знают русский язык, но при этом пытаются скрыть этот факт. Речь идёт о целых поколениях людей, воспитывавшихся теми, кто жил на территории Восточной Германии до 1989 года – часа, когда Берлинская стена рухнула.

Падение Берлинской стены
Фото: dasnotizbuch.wordpress.com
Падение Берлинской стены

В действительности в Берлине есть целые кварталы, где живут русскоговорящие. Марцан – один из них. Там всё осталось с 1980-х годов: советского типа киоски, многоэтажки, разительно отличающиеся от приятной глазу немецкой архитектуры, оставленные во дворах, как будто бы на память, 412-й Москвич и затрапезная Лада 2105. Там русские аршинники содержат продуктовые магазины, продают булочки и нелегально сбывают оружие.

В общем, русский мир в полном его проявлении.

Московские глашатаи

Раз в неделю в Марцан завозят свежую прессу: зачастую сумка почтальона наполнена лишь одним изданием, очередным номером газеты «Русский Берлин», - это, если так можно выразиться, искусно взращенный гомункул, принадлежащий собственнику еженедельника «Русская Германия» - Дмитрию Надю.

«Русская Германия», как говорят сами её составители, помогает «русскоязычным иммигрантам в успешной интеграции на новой родине – при одновременном сохранении собственной культуры и родного языка» . Тираж этого издания относительно невелик как для Берлина, так и для страны в целом - примерно 70 тысяч экземпляров. Сам еженедельник распространяется или по подписке (стоимость за год составляет 69 €), или в розницу. На самом деле «Русскую Германию», как и её детище, легко можно отыскать практически в любом большом газетном киоске, а также на вокзалах, в аэропортах, и, конечно же, в «русских» магазинах страны.

А ещё в Германии бесперебойно работает платформа « Sputnik », включающая новостное агентство «РИА-Новости», радиопрограмму на немецком языке «Голос России», телеканал Russia Today и немецкоязычный филиал RT Deutsch.

RT Deutsch не гнушается открыто поддерживать и сопровождать демонстрации откровенных шовинистов, ксенофобов из организации PEGIDA, выступающей за изгнание всех мусульман из Германии. Эти радикалы беспрестанно устраивают поджоги в приютах для беженцев и убивают переселенцев с иным цветом кожи, вероисповеданием, людей, принадлежащих к другой расе.

Участники демонстрации движения ПЕГИДА, Дрезден, Германия, 23 мая 2016 года
Фото: EPA/UPG
Участники демонстрации движения ПЕГИДА, Дрезден, Германия, 23 мая 2016 года

Российские СМИ сотрудничают с немецкими журналистами-маргиналами, критикующими государственную систему, «экспертами», составляющими теории заговора, такими как редакторы журнала «Compact». Они (российские медиа) предоставляют площадки популистам из партии «Альтернатива для Германии» (АдГ) и дают возможность членам левой парламентской партии «Die Linke» агитировать за снятие европейских санкций против России.

***

В конце концов, устав праздно шататься по городу ты возвращаешься в гостиничный номер. Дождь всё не идёт, хотя небо так набухло, что вот-вот и взорвётся от собранной за дни влаги. Эмоционально ты выжат, поэтому даже не задумываешься о том, чтобы взять в руки книгу и окунуться в иную реальность, смотреть новости не хочется, ибо и без того есть о чём подумать. Остаётся только одно – включить телевизор и, от незнания языка, механически переключать каналы.

Впрочем, подобное развлечение длится недолго: ты раз за разом попадаешь на российские телеканалы: Первый, НТВ, "Россия 24".., в общем, как Путин встал с кровати, что он поел, о чём задумался – и так до бесконечности. Подобное в берлинских гостиницах называют данностью, обозначая при этом, что отели «должны заботиться о своих постояльцах».

В самом деле, подключить российские телеканалы в Берлине не составляет труда – за 16,50 € в месяц тебе дают возможность окунуться в пучину российской пропаганды, предоставляя при этом. ни много ни мало, аж 160 вещателей.

Раздражённый этим ты покидаешь свой номер и направляешься в сторону Рейхстага, чтобы встретиться со знакомыми журналистами.

Берлинский сомнамбулизм

Ты уже стоишь напротив мистического, устрашающего здания Рейхстага, впитавшего в себя боль, горечь, радость четырёх различных эпох. Возле тебя ещё одиннадцать таких же журналистов как и ты, отличающихся, правда, вероисповеданием, цветом кожи, разрезом глаз. Вы стоите недалеко от центрального входа в ожидании, когда можно будет вклиниться в, казалось бы, бесконечную очередь зевак, снующих в поисках чего-то примечательного.

Подходите к лотку с сувенирами и, общаясь о своём, вдруг слышите чей-то пронзительный крик: «Проклятые жидобандеровцы, уничтожить вас мало!» . Позади вас стоит женщина, перетянутая георгиевскими ленточками, держащая в руках флаг России, ратующая за "ЛНР-ДНР" и мечтающая о гибели украинского народа. Для неё мы (в кипе или с православным крестом на шее) – фашисты, она заточена на то, чтобы ненавидеть. Агрессивная ходячая сомнамбула, если хотите.

И таких людей в Берлине, уверовавших в превосходство или "русского мира", или просто поддерживающих российскую агрессию, немало. Правда, порой кажется, что они постоянно пребывают в состоянии сна, а, точнее, кошмара, где ежечасно мерещатся чудовища, пожирающие детей.

Всё это уже было в далёких 1930 - 1940-х годах, и снова-таки в Германии. Ныне, кажется, кто-то уж очень умелый пытается повторить историю, внеся в неё определённые коррективы.

Вот уже и партия создана с красивым названием «Альтернатива для Германии» (АдГ), представители которой не продуцируют новых идей, а наоборот, отрицают существующие ценности, не предлагая взамен ничего нового. В очередной попытке навязать немецкому обществу радикальные, ненавистнические идеи, члены этой политсилы возбуждают в людях агрессию, неприязнь к иной вере или нации.

Всё идёт по какому-то до боли знакомому сценарию: неизвестная никому партия, вдруг, на фоне финансового кризиса, начинает, обозначив для этого конкретного врага (в этот раз мусульман), отбирать голоса у правящей элиты. Этой осенью у АдГ есть все шансы попасть в федеральный парламент.

Однако, в отличие от гитлеровской Национал-социалистической немецкой рабочей партии, «альтернатива» не имеет ни идеологии, ни чёткой целевой аудитории: за неё голосуют не голодные, а сытые. В этом и состоит главное различие между искусственным настоящим и естественным прошлым.

Если спросить у рядового немца, а кто же, собственно, финансирует АдГ, он тебе утвердительно ответит – Кремль. И об этом написаны статьи, созданы циклы журналистских расследований, да и сами представители «альтернативы» не скрывают своих контактов с официальной Москвой.

У немецких интеллектуалов рост популярности АдГ вызывает опасения. Занимающаяся всю жизнь темой Холокоста, доктор Рут Проссе говорит, что «ныне, согласно различным исследованиям, до 20% немцев симпатизируют радикальным популистам. История показывает, если в стране экономическая ситуация удовлетворительная, то население не выбирает радикалов, но если что-то пойдёт не так, то тогда оно их изберёт. Ситуация с беженцами сильно осложнила отношения между обычными людьми и правящим классом» .

И какой же всё-таки странной и необдуманной выглядит инициатива немецкого правительства – снять запрет на распространение книги Адольфа Гитлера «Mein Kampf». В то время как радикальные течения приобретают всё больше последователей, как растёт уровень безработицы среди молодого поколения, как снижается рождаемость и, наоборот, растёт уровень смертности, немцам дают в руки книгу, которая стала символом террора.

Фото: tomzone.ru

Учёные при этом без устали твердят, что в книге поданы комментарии чуть ли не к каждому предложению; но разве это имеет значение? Ведь людей молодых, в жилах которых закипает кровь, людей, которые проявляют агрессию из-за невозможности реализовать себя, интересуют не скучные излияния естествоиспытателей, а действенные рецепты. И эти рецепты им может предоставить «Mein Kampf».

И вот с этими мыслями ты покидаешь Рейхстаг и направляешься в сторону Бранденбургских ворот. Воздух наливается особой свежестью, предвестницей дождя, и появляется это лёгкое покалывание в висках, как будто кто-то подтверждает твоё предчувствие.

Сломанный микроскоп

И вот ты уже стоишь перед Бранденбургскими воротами, смотришь на творение великого архитектора Готтгарда Лангганса и ощущаешь себя… чужим. Да, именно так, чужим. Ты восхищаешься красотой этого сооружения, гением творца, осознаешь всю значимость этого места, но в твоей душе не возникает того чувства горести, что встроено в сердца немцев. Ты просто турист, случайный прохожий, решивший посмотреть на то, что когда-то было символом мира, позже – разъединения, затем – единства.

А что испытывают немцы, слыша слово «Украина», что они знают о тебе, о твоём народе? – спрашиваешь ты себя.

«В Германии много людей, которые знают Украину, поэтому интерес к вашей стране огромный, , - основная масса моих сограждан осуждает оккупацию Крыма. В то же время многие немцы не хотят обострять отношения с Россией. Они желают, чтобы наше федеральное правительство вело себя аккуратнее с этой страной», - говорит редактор газеты TAZ Клаус Хильбрандт.

Фото: dish.andrewsullivan.com

Заложниками этой «всеобщей аккуратности» стали и редакторы немецких изданий. Редко когда удаётся найти газету, где бы рядом с материалом об успехах украинской власти, удачных операциях нашей армии, не стояла бы статья автора, выступающего за потепление немецко-российских взаимоотношений. Это у них называется балансом.

Кажется, что немцы смотрят на украино-российское противостояние через поломанный микроскоп, где окуляр показывает только верхний, украинский слой, а микробы агрессии, пущенные Россией, там видеть хотят далеко не всегда. Вот и ведутся разговоры о коррупции в нашем государстве, об излишней бюрократии в украинских госучреждениях, о реформах, да вот только главного не видно – инфекции "русского мира", которая проходит по сточным немецким трубам и попадает в организмы граждан Германии.

Читайте головні новини LB.ua в соціальних мережах Facebook і Twitter