Всі публікаціїСуспільствоЖиття

​Куда уходят лебеди (ФОТО)

Заезженная фраза о том, что после сорока жизнь только начинается, для артистов балета Национальной оперы Украины имеет совершенно другой смысл. Каждому из них, независимо от покоренных на сцене вершин, разменивая пятый десяток, приходится фактически начинать карьеру с нуля.

Мария РыдванМария Рыдван, журналист

Фото: Макс Левин

Примерьте подобную ситуацию на себя: если к сорока вершины профессионального Олимпа не покорены, считайте последние три десятилетия жили и трудились зря. Никакого "когда-нибудь", "почти" или "совсем скоро". Представили? Правда, непросто смириться?

Уже в восьмилетнем возрасте будущие Дон Кихоты, Офелии и Ромео поступают в хореографическое училище. С жизнью обычных школьников на том и прощаются. В училище немного времени уделяют математике, украинскому или химии, зато до исступления отрабатывают стойки, однообразные движения и партии. После училища еще 20 лет — репетиции и классы по семь часов в день, спектакли и - если повезет - гастроли по всему миру. Из 169 артистов балетного цеха НОУ от силы дюжина — солисты, «премьеров» и того меньше. Риск все 20 лет быть "пятым лебедем у воды" слишком высок. Зато в 38 лет покинуть Оперу придется всем. И почетное "солист", "премьер", "народный", "заслуженный" в новой жизни никак не помогут. Разве что уроки танца у такого репетитора будут стоить чуть дороже, чем у менее титулованного коллеги.

***

"Балет — искусство молодое, после двадцати лет стажа всех отправляют на пенсию, как шахтеров, - рассказывает LB.ua ассистент балетмейстера НОУ Вадим Горбач. - Раньше работали до 40 лет, теперь в училище поступают раньше, соответственно и прощаются с артистами уже в 38. Конечно, бывают исключения: кто-то и двадцать лет не дотягивает, другие работают по двадцать пять и не видно".

С выходом на пенсию каждому танцору придется искать себя заново: кто-то идет в репетиторы, кто-то организовывает кружки, другие станут преподавать в училище или университете Драгоманова.

Вадим Евгеньевич утверждает: сейчас большинство балетных смотрят на жизнь прагматичнее, чем двадцать лет тому назад. Мол, 80% труппы во время работы в НОУ получают заочное образование. В основном тоже в балетной сфере. Правда, все больше артистов планируют - после выхода на пенсию - распрощаться с балетом навсегда.

Крысы и снежинки

Оказалось, что попасть на репетицию балетного цеха в Национальную оперу Украины не проще, чем на режимный объект. Необходимо написать множество запросов, получить отдельное разрешение на фотосъемку. Но даже когда все формальности будут соблюдены, строгий охранник не впустит вас в театр без сопровождения одного из сотрудников балетного цеха. Нашим провожатым стал ассистент балетмейстера Вадим Горбач.

Фото: Макс Левин

В последнее время Национальная опера, на мой взгляд, прозябала, не двигалась в ногу со временем. Нам не хватает не только современных спектаклей - имеющиеся классические нуждаются в серьезном обновлении. В этом плане, моя работа как руководителя балетного цеха, упрощается: мне есть чем заниматься в ближайшие годы.— Денис Матвиенко, руководитель балетного цеха НОУ

Невысокий моложавый мужчина встретил у одного из боковых входов в театр, представился, попросил следовать за ним... и тут же пропал в одном из коридоров Национальной оперы.

Перебегая с этажа на этаж по крутым ступенькам, минуя множество дверей, переходов, залов, кабинетов, мы едва за ним поспевали. Иногда казалось: просто ходим кругами - так однообразны были тусклые коридоры Национальной оперы. Если бы не провожатый, вряд ли бы достигли цели.

Тем более по пути встречали монахов, королев, рыцарей.. женщины – в кринолинах и причудливых шляпках, мужчины - в ярких костюмах, часто - с пышными бородами, лоснящимися от клея. Они степенно шествовали по своим делам, здоровались друг с другом, останавливались побеседовать. Вот в уголочке солидный мужчина в парче шепчется о чем-то с невысокой женщиной в забавном рыжем парике. Со стороны, будто персонажи рыцарского романа обсуждают детали дворцового переворота.

Фото: Макс Левин

После увиденного в кулуарах, репетиционный зал кажется каким-то не особо приметным.

Черный линолеум, огромные - от пола до потолка - окна, рояль. Совершенно неуместная в такой спартанской обстановке, на потолке красуется огромная хрустальная люстра. Блики ее отражаются в многочисленных зеркалах. Зеркала же так искажают изображение, что и без того изящные фигуры балерин приобретают совсем уж гротескные формы.

"Это - кордебалет", - кивает в сторону двадцати с лишним девушек ассистент балетмейстера, - репетируют Сульфиду". Поясняет: сегодня на репетиции солистов мы не увидим, они отрабатывали роли всю неделю и теперь отдыхают перед вечерним спектаклем.

В соседнем зале репетируют "солдатики и крысы", то есть мужчины готовятся к спектаклю "Щелкунчик".

"Крысы, останьтесь!" - обращается к подопечным педагог-репетитор. Где-то в другом месте подобное обращение сошло бы за оскорбление, но здесь означает, всего лишь, что «солдатики» могут отдыхать.

Фото: Макс Левин

Девушки и юноши прилежно выполняют команды педагогов. Фигуры танцоров миниатюрные, как говорят в просторечье – «точеные». Гибкость, пластика – как у подростков, а ведь возраст многих присутствующих приближается к 30.

Артисты балета с детства «заточены» на дисциплину. Их жизненный уклад не меняется с восьмилетнего возраста. Как и в детстве на танцах, так и в училище, и на работе — педагог-репетитор всегда рядом, всегда говорит, что делать, а танцоры беспрекословно слушаются.

Из-за этого, слегка напоминают малышей из танцевального кружка - бегают, смеются, шушукаются. Так и хочется у них спросить: что станут делать, когда вырастут. То есть, когда достигнут «порога» в 38 лет.

Мужчин в балете всегда не хватает

«Хочется заниматься чем-то совершенно другим», - лучезарно улыбается 28-летняя Катя Козаченко, вопрос LB.ua о будущем поставил ее в тупик. При этом девушка рассудительно объясняет: ни одна из популярных сейчас профессий ей не подходит. Так чтобы стать, например, врачом или юристом надо было раньше получать профильное образование, коего у нее нет.

Фото: Макс Левин

«Может, с подружками что-то организуем, что-то хочется, конечно, - мечтательно тянет Катя. - Время покажет. Потому что педагогом быть — это очень ответственно, это не всем дано, нужно иметь дар».

Катя - в масштабах Киевской оперы - настоящая звезда: солирует во многих спектаклях, постоянно ездит на гастроли. Правда, сама же подчеркивает: что ждет ее в конце блестящей карьеры, пока сказать сложно.

Катин ровесник Алексей, пока выступает только в кордебалете, но советует корреспондентам LB.ua не переживать о его будущем. «У меня есть наследственный бизнес», - хитро прищуривается парень, который только что закончил танцевать вместе с остальными «солдатиками».

Фото: Макс Левин

Кстати, считается, что молодым людям добиться успеха в балете проще чем девушкам: мужчин всегда не хватает.

«В этом году из хореографического училища выпускается всего четыре мальчика — это очень мало, — сетует ассистент балетмейстера Вадим Горбач. - При этом четверо же уходят на пенсию». Так что девушкам, чтоб получить место в первом театре страны после окончания училища предстоит сложнейший конкурс, в то время как молодые люди, с большой долей вероятности, получат работу все.

«Когда я закончила хореографическое училище, в Киевской опере было всего несколько свободных мест, - рассказывает 18-летняя Юлия Москаленко. - При этом пробовались на работу сорок балерин. Каждая из нас получила урок, мы прошли все этапы и в самом конце объявили фамилии счастливиц».

Фото: Макс Левин

Правда, похоже, это был не самый сложный конкурс в пока еще короткой карьере Юли. Дело в том, что в этом году в репертуаре театра впервые появятся два модерных балета: «Класс-концерт» и «Radio and Juliet», на музыку британской рок-группы Radiohead. В «Radio and Juliet» Юля солирует.

Участвовать в таком спектакле — большая честь, ведь раньше ничего подобного в театре не ставили. Более того, игра в спектакле с современной хореографией — новая школа для танцоров. Ведь модерный балет требует особых навыков, которым не обучают в хореографическом училище.

«В «Radio and Juliet» — два состава, значит нужно всего двенадцать парней и две девушки», - рассказывает Юля.

В балетном цехе 63 артиста — мужчины, а 94 — женщины. Это означает, что конкурс на участие в новом спектакле среди мужчин был 5 человек на место, в то время, как за роль Джульетты сражалось 47 балерин.

«Пока я себя не представляю ни в чем другом кроме балета, - размышляет о будущем Юля, - но мне только 18 лет, возможно, когда стану старше появятся другие приоритеты».

На этих словах рассказ ее обрывается. Парни, участвующие в «Radio and Juliet» уже отрепетировали, теперь настал черед Юли шлифовать мастерство перед выступлением.

***

Мария РыдванМария Рыдван, журналист