Розлучення на вимогу

Печать

Если бы Олега Барны не было, Арсению Яценюку следовало бы его придумать. Благодаря хамской выходке нардепа, Арсений Петрович пока остается премьером. Ключевое – пока. Как минимум – до принятия налоговой реформы и бюджета. Это – еще в нынешнем календарном году. Плюс до 15 января (последний день текущей пленарной сессии) необходимо собрать триста голосов «за» Конституцию. Поскольку желающих приобщиться к изменениям Основного закона не много, нарушать сейчас и без того непрочную конструкцию коалиции, Банковой категорически невыгодно. Развод отложен. Но не отменен. Cтороны затаились, накапливая силы перед решающей схваткой. «Оппоблок», «Батькивщина», «Свобода» и прочие готовят собственный сценарий.

Фото: EPA/UPG

Кабмин

Каким будет новый Кабмин? Как и когда станут его формировать? В том числе и об этом говорили на последних переговорах двух команд на Банковой, сразу после того, как всё БПП хором – от первых лиц до штатных спикеров, вещавших в эфирах – вынужденно извинялось перед НФ.

Общий знаменатель пока не нашли. Прогнозируемо. Слишком высок уровень взаимного антагонизма. А знаменателей должно быть минимум два: стратегия и люди.

Четкой, внятной, пошаговой, с промежуточными планами – на месяц, квартал, полгода, год – стратегии действий у Кабмина нет (речь о реальной, как вы понимаете, а не о фиктивных бумажках, нахально предъявляемых обществу как нечто очень содержательное). Взяться ей неоткуда – ее разработкой, внедрением, мониторингом реализации никто не занимается. Да, и, положа руку на сердце, Банковой невыгодно, чтобы у Кабмина была бы такая «дорожная карта». Ведь, с ручными механизмами управления сие никак не согласовывается. С желаемым отсутствием политических конкурентов – тоже.

Как результат - играть «в долгую» правительство камикадзе не привыкло, их профиль – пожары на флангах тушить.

Второе – люди. Само по себе, переформатирование Кабмина неизбежно. Элементарно потому, что уже слишком много министерских кресел вакантно. Но, если еще пару недель тому Арсений Яценюк предлагал радикально сократить количество подконтрольных ему ведомств, путем скрещивания «ежа и ужа», сегодня эту идею положили под сукно.

Фото: delo.ua/Виталий Головин

Итак, кто выполнит роль главного «кадровика»? В прошлый раз, им был Борис Ложкин, лоббировавший привлечение на Грушевского иностранцев. Повторно он в ту же реку вряд ли вступит – слишком сильно изменились его позиции на Банковой. Да, и настроения самой Банковой - тоже. Впрочем, об этом – чуть ниже.

На сей раз главным кадровиком будет не кто- то конкретный, но Банковая как таковая. Насколько подобное не/согласовывается с условиями парламентско-президентской республики – оставим за скобками. Важно понимать: неизбежное последствие этого – ответственность за все «художества» Кабмина разделяет сегодня и будет разделять завтра не только сам Яценюк, не только коалиция, но и АП. В полной мере.

Станут ли участвовать в обновлении коалиционного Кабмина «Самопомощь» и «Батькивщина»?

Первая – скорее да, чем нет. Единственный их представитель, глава МинАПК Алексей Павленко считается довольно эффективным, более того, сам хочет остаться. И фракция, точнее – один из ее неформальных лидеров, крупный аграрий Иван Мирошниченко – его в этом поддерживает.

Что касается «Батькивщины», ее выгода одна – досрочные выборы. С последующим премьерством Тимошенко. И любое действие, позволяющее ускорить заветную перспективу, приемлемо.

А вообще Кабмин обещает быть веселым. Вице-премьерские опции для Виталия Ковальчука и Игоря Кононенко по-прежнему актуальны. Ненавистного Арсению Яценюку Владимира Демчишина принято решение менять. Фамилия преемника пока обсуждается, однозначно ясно лишь то, что это будет «второй такой же Демчишин» - очень лояльный Банковой и совершенно нелояльный к Яценюку – человек. Главный претендент на пост главы Минздрава - один из молодых фаворитов Президента, одесский политик Алексей Гончаренко.

Долго ли Яценюк продержится с такой командой? Ну, и основное: что с самим Яценюком? По логике, более удобный «громоотвод» для Президента сложно представить. Но, это - рацио. А есть еще доводы иррациональные. Главный из которых: Арсений Петрович Петра Алексеевича раздражает. Самим фактом своего существования. Все. Точка. Этого – достаточно.

Банковая

Крайне тревожные процессы происходят на самой Банковой. Все больше напоминающие аналогичную мимикрию времен Виктора Януковича. Только в значительно более интенсивных темпах. Особенно это касается ближайшего окружения Президента. Из которого «бизнесмены» все больше вытесняют «политиков». Вытесняют почти без остатка.

Фото: Макс Требухов

Так, самая главная роль (человека, который может зайти в первый кабинет страны в любое время и без предупреждения) принадлежит Игорю Кононенко. Правая рука Кононенко – малоизвестный, но весьма влиятельный депутат Александр Грановский. В прошлом - «мастер решать вопросы», сейчас это называется гордо - «конфликтолог». Грановский, кстати, дружен с Саакашвили, что последнему ставят в укор, подозревая чуть ли не в получении финансовой «помощи» от состоятельного депутата.

Номер два – еще один молодой фаворит гаранта, некогда – ближайший соратник Леонида Черновецкого, чемпион черниговского избирательного округа, Сергей Березенко.

Ключевая закулиса – Константин Григоришин, у которого с Президентом давние добрые отношения. Почти такие, как некогда у Ахметова с Януковичем. Ну, вы поняли.

Александр Турчинов и Борис Ложкин занимают обособленные позиции. При этом в день задержания Геннадия Корбана, Ложкин действительно имел с Порошенко крайне жесткий разговор. Причиной послужил не Корбан, Геннадий Олегович просто последней каплей стал – чаша терпения переполнялась давно. Вплоть до готовности покинуть АП навсегда. Не делать этого Ложкина уговаривали все, кто мог. Особенно - Турчинов. Поскольку тогда «бизнес-крыло» окончательно бы взяло вверх.

Кадровый расклад наметился такой: на место Ложкина – Березенко, Кононенко – в вице-премьеры, а Грановский… Вы крепко сидите? Грановский – на место Алексея Филатова. Пришедшего в АП с подачи Ложкина и занимающего место Андрея Портнова. Изначально ключевым функционалом Филатова значилась судебная реформа. Но, очень быстро выяснилось, что необходимости ручного управления отдельными судьями для АП никто не отменял. А Филатов с подобными задачами справиться не всегда мог. Или не хотел. Некоторое время проблему решали за счет «троевластия»: какие-то участки закрывал Давид Жвания (он сошел с большой политической сцены в конце прошлого-начале этого года, после проигранных им парламентских), какие-то «решал» Грановский (преимущественно «аргументами» решал), какие-то – по мере возможности – Филатов.

Фото: Макс Требухов

Но бесконечно так продолжаться не может, недовольство относительно бывшего юриста Ложкина накапливается в высоких коридорах со скоростью снежного кома. Последнее ноу-хау – «повесить» на него провал дела Корбана, к которому он отношения не имел даже отдаленного, а саму новость узнал из интернета. Получится ли – поймем уже в ближайшее время. Сейчас точно очевидно одно: Грановский вместо Филатова – это не просто дно, это – ниже дна. К тому же, почти наверняка ознаменует уход Ложкина.

Еще один кандидат на выход из Администрации - Андрей Таранов.

За всем этим со стороны грустно наблюдает Юрий Луценко. Он давно и много с чем не согласен, но деваться ему, главе президентской фракции, некуда. Не в оппозицию же идти. Лавры покойного Александра Зинченко мало для кого привлекательны.

Тем временем, две главные кадровые проблемы Президента – Шокин и Муженко – остаются нерешенными. Говорил ли ему о необходимости попрощаться с одиозным Генпрокурором Байден, наверняка мы не знаем: «двусторонка» была действительно «двусторонкой», а на встречах расширенного формата вопрос не поднимался. Но, таков уж наш Президент: чем больше на него давят, тем крепче стоит на своем. А вот когда волна схлынет, тогда – другое дело. Собственно, примером тому – Валерий Гелетей, отставки которого с поста министра обороны вся прогрессивная ответственность требовала сразу после Илловайска, но которая случилась лишь в октябре 2014-го.

Что касается Валерии Гонтаревой, хочу – пользуясь, как говорится, случаем – признать свою неправоту относительно слишком ярой критики ее деятельности. Сказать «нет» реанимации двух контор Думчева, когда тебя об этом просят посланники Шокина, дорогого стоит. И заслуживает уважения. Снимаю шляпу.

Старая и новая оппозиция. Примкнувшие. Неопределившиеся

«Я считаю, в парламенте недостаточно масштабно представлена патриотическая оппозиция». На эту фразу в первой части недавнего интервью Игоря Коломойского LB.ua мало кто обратил внимание. А зря. Ибо она – одна из ключевых.

В настоящее время продолжаются интенсивные переговоры между представителями «Укропа», беспартийными симпатиками Игоря Валериевича и представителями «Свободы» о создании нового депутатского объединения. Главные коммуникаторы – сам Коломойский, а также Игорь Кривецкий (считается основным финансистом «Свободы», известен в узких кругах под странным прозвищем «Пупс»). Последняя их встреча в Женеве состоялась совсем недавно. «Цена вопроса», конечно, тоже обсуждается, но, куда важнее – самоопределение «третьей стороны». И это – не «Радикальная партия», как вы могли бы подумать. Это – «Батькивщина». Которая все никак не решит: выходит ли она из коалиции и, если да, то когда. Поскольку, как мы уже выяснили, приоритетный интерес «Батькивщины» - досрочные, тактика ее зависит от этого.

Фото: Макс Требухов

Еще одни выгодополучатели от перезагрузки парламента – группа Фирташа-Левочкина. Не «Оппозиционный блок» в целом, а именно это его крыло. Потому что второе крыло – Ахметова-Колесникова-Новинского куда более миролюбиво. Объем взаимных претензий, неприязни между ними накопился значительный. Об оформлении политического развода поговаривали еще перед местными, но тогда их ситуативно сплотила общая цель. Сейчас – самое время заниматься развитием собственных проектов. Со стороны «ахметовских» заготовка уже существует. Это – «Партия мира и развития», возглавит которую Борис Колесников. С аббревиатурой, правда, получается не очень – «ПМР» (первая ассоциация – непризнанная Приднестровсая Молдавская республика) или того экзотичнее «ПоМеР». Но, это, уж лирика. В свою очередь, Дмитрий Фирташ тоже всерьез вознамерился заняться политикой. Лично. Создание – на базе возглавляемой им Ассоциации работодателей – новой партии, вопрос практически решенный. То, что сам Дмитрий Васильевич пока далече, не беда – Левочкин с Бойко прекрасно справятся без него. Телеканал «Интер» им в помощь. Тем более, еще одна составляющая «Оппоблока» - медведчуковская – ближе к ним, чем к «ахметовским». Конкретно – Нестор Шуфрич.

Вот и считайте. Будет у нас теперь много оппозиций – «хороших и разных».

Вместо резюме

Анализируя расклады внутри каждой из политических команд, неизбежно возвращаешься к одним и тем же вопросам. Ведь, в чем состоит ключевая проблема? По идее, члены политического союза под названием коалиция, должны, нацелившись на определенный результат, действительно работать вместе. Работать, презрев собственные выгоды, командные различия и т.д. Работать, извините за банальность, на страну. В частных разговорах премьер Яценюк любит приводить пример Словакии, о котором ему, в свою очередь, рассказал экс-министр финансов этой страны Иван Миклош. Так, по словам Миклоша, на этапе проведения реформ в Словакии поддержка парламентом правительственных инициатив была стопроцентная. «То есть, все, что Кабмином вносилось, они все голосовали. Понимаете, да?», - значительно растягивая слова, важно отмечает Арсений Петрович. Как бы намекая: вот, поэтому у словаков и получилось, а у нас – одни разговоры.

Возможно ли такое в Украине? Нет. И не потому, что наши политики не способны отличить собственный интерес от государственного. Вопрос в качестве политической элиты. Жертвовать собственными, шкурными интересами во имя государства способны только действительно зрелые, состоявшиеся (речь, как вы понимаете, не о возрасте) люди. Причем шкурный интерес – необязательно финансовый. Тяга к чрезмерной публичности, маниакальная лайкозависимость – бич едва ли менее жестокий.

Фото: EPA/UPG

«Как можно действительно доверять друг-другу, работать вместе, если мы знаем – ну, мы-то знаем наверняка! – сколько каждый день зарабатывает тот же Мартыненко. И какую коррупцию развел Яценюк в подконтрольных ему сферах», - сетуют президентские. Абсолютно то же, причем даже теми же словами, говорят премьерские. Только вместо фамилии Мартыненко, ведут речь о Кононенко, Грановском, Березенко и Ко. Увы, возразить нечего ни тем, ни другим. И тут огромные вопросы возникают уже конкретно к Арсению Петровичу и Петру Алексеевичу. К двум лидерам, руководителям своих команд, на которых лежит прямая персональная ответственность за происходящее. Подчеркиваю: прямая персональная.

Теги: Кабмин, Арсений Яценюк, Петр Порошенко, Владимир Демчишин, Олег Барна, Алексей Гончаренко, Игорь Кононенко, Сергей Березенко
Печать
Читайте в разделе
Анонс
Выбор читателей