Всі публікаціїЕкономікаДержава

Сланцевий газ і енергетична свобода

Польский журналист Анджей Талага (Andrzej Talaga) пишет о сланцевом газе в авторской колонке в газете Rzeczpospolita. Талага - специалист в области международной политики. Он освещал конфликты на Ближнем Востоке - был в Ливане, Ираке, Газе и Афганистане. Он также является автором двух книг: "Наши в Иностранном легионе" (1999) и "Разговоры о Польше" (2005). Ниже мы приводим перевод колонки о газе.

Призрак бродит по Европе – призрак сланцевого газа: так можно перефразировать слова "Манифеста коммунистической партии", авторы которого хотели изменить мир. Разница между коммунизмом и газом, или говоря шире – новыми источниками энергии, - в том, что первому это не удалось, а второй изменит мир. В лучшую сторону.

Вышедший на прошлой неделе отчет Международного энергетического агентства, предвещающий наступление эры сланцевого газа, - это очередной предвестник грядущей революции. Она изменит не только экономику, но вмешается и в геополитические расклады. Мировые тренды в очередной раз благосклонны к Польше, ветер истории наполняет наши паруса, а Россию бьет песком по глазам.

1. По мнению МЭА, объем мировой добычи газа из нетрадиционных источников, в т.ч. сланцевого, возрастет к 2035 году примерно в четыре раза. Он значительно подешевеет, что уменьшит расходы на энергию для промышленности. Рынок спотовых или краткосрочных сделок подавит рынок долгосрочных контрактов, таким образом будет преодолен кошмар привязки цен на газ к ценам на нефть. Одним словом, останется только строить терминалы для приемки сжиженного газа, соединительные трубопроводы, транспортные сети и покупать сырье по рыночным ценам в том объеме, который нам требуется в данный момент, а не в планируемых объемах, как это происходит сейчас.

МЭА предполагает, что от этого процесса выиграют Китай, Австралия, Индонезия, Индия и Польша. Тем временем, после первых восторгов на тему сланцевого газа у нас стала перевешивать скептическая позиция. Мы мало знаем о наших запасах, сделано скважин, состав польских пород слишком сильно отличается от американских, чтобы можно было делать достоверные прогнозы. И очень хорошо: лучше твердо стоять на земле, чем витать в облаках. Даже если окажется, что прогнозы Международного энергетического агентства были излишне оптимистичны, газа будет значительно меньше, чем мы предполагаем, а его добыча обойдется дороже, чем планировалось, новая энергетическая эра наступит в любом случае.

Появляется все больше ее предвестников. Из-за кризиса и экономии Европа стала покупать у России меньше газа, и доходы Газпрома начали уменьшаться. Германия – экономический двигатель Старого континента – отказывается, правда, от ядерной энергетики, но хочет заменить ее энергией из возобновляемых источников, а не газом из российской трубы. Немцы активно расширяют ветряные фермы и устанавливают на крышах домов солнечные батареи – их там уже миллион. Сейчас энергия из возобновляемых источников покрывает 20% потребностей Германии, а в 2020 году этот показатель дойдет до 40%. По крайней мере, таковы планы правительства, и не верить ему нет никаких оснований. Германия может позволить себе развивать данную область энергетики, и хотя сейчас она недешева, в будущем стоимость ее производства будет падать. В свою очередь, США переделывают свои газовые терминалы в Мексиканском заливе, построенные для импорта сжиженного газа. Вскоре они будут готовы экспортировать сырье, добытое из своих скважин, и "залить" им все мировые рынки.

2. Геополитические последствия вышеуказанных трендов отчетливо видны на фоне действий России – газовой империи Евразии. Москва медлит с инвестициями в энергетический сектор, она продолжает делать ставку на становящуюся все более анахроничной транспортировку газа по трубопроводам и настаивает на привязке ставок за газ к ценам на нефть. Пока ей еще удается диктовать Европе цену в 400-500 долларов за тысячу кубометров (в Америке газ стоит 90 долларов), однако такой подход все более устаревает, и Москва отлично это видит. Поэтому она соглашается то тут, то там на пересмотр контрактов, предлагает скидки, и (хотя и редко) соглашается даже на спотовые ставки. Но это все полумеры, а тренд неумолим. Россия теряет свои позиции на газовом (впрочем, нефтяном тоже) рынке и перестанет вскоре быть крупным игроком. По оценкам МЭА, в 2035 году доля России и Ближнего востока вместе взятых в мировой торговле газом упадет с 45 до 35 процентов.

3. Газовый шантаж, перекрытие поставок, имперский диктат цен, навязывание договоров сроком на 35 лет и оплаты за указанные в них объемы поставок, даже если они не выбираются, поскольку потребность в газе падает: даже сейчас это уже звучит неадекватно современной ситуации, а со временем это будет звучать, как жалкий стон. В 2035 году польские школьники (в классах с гуманитарным уклоном) будут читать о Газпроме как о эффективном инструменте российской внешней политики прошлой эпохи - конца XX и первых лет XXI века. А учащиеся из других классов при упоминании этого концерна спросят: "А что такое Газпром?"

Перевод ИноСМИ